Логотип сетевого издания «Вечерний Владивосток»Вечерний ВладивостокСтиль жизни твоего города
Закладки
  • Развлечения
  • Новый год
131

Дед Мороз – он и в Таиланде Дед Мороз

Автор Андрей Островский
Вечерний Владивосток

Заслуженный Дед Мороз Владивостока, народный артист России Владимир Сергияков рассказал "Вечернему Владивостоку" о профессиональных секретах.

Дед Мороз – он и в Таиланде Дед Мороз
Автор фото:Владимир Сергияков / "Вечерний Владивосток"

Первый раз мне довелось «морозить» задолго до начала актерской карьеры. Я после армии работал в службе КИП (контрольно-измерительные приборы) на атомной станции – в Димитровградском научно-исследовательском институте атомных реакторов имени В.И. Ленина. И поскольку я был самый молодой член профкома, то меня и назначили Дедом Морозом. И вот 30 декабря мне дали Снегурочу-комсомолку, тулуп, мешок с подарками и отправили обходить квартиру сотрудников с детишками – поздравлять с Новым годом. Микрорайон один, живут все сотрудники рядом, ну, мы и пошли. Я даже стихи какие-то новогодние выучил. И в первой же квартире, после поздравления малышей, меня пригласили на кухню.

Мы сумели все-таки обойти немало квартир. Но закончилось это довольно печально. Где я потерял Снеугорчку, я не помню. В три часа (как мне рассказывали) я ломился к председателю профкома и требовал поднять детей. Он меня даже ночевать пытался оставить. Но поскольку детей поднимать не стали, то я гордо ушел. И неподалеку на улице увидел еще одного Деда Мороза, который пытался уснуть, стоя на коленях у лавочки. Но все-таки люди тогда были другие. Мы поймали какую-то машину, которая нас развезла по домам. Телефонов-то не было тогда. И когда меня увидела в 4 утра мама, которая прежде меня вообще никогда выпившим не видела. А к 8 утра надо было идти на работу, 31 декабря еще работали. Вот такой у меня был первый опыт.

А когда почти полвека назад переехал во Владивосток, поступил на актерский факультет Института искусств, здесь уже, конечно, «морозили» все поголовно – для студентов это был главный заработок в году. Бесконечные детские сады, утренники.

Что вспоминается из наиболее памятных событий в «бытность» Дедом Морозом? Помню встречу 1986 года, лютое время тотальной и безумной борьбы за трезвость. А меня позвали поработать Дедом Морозом в ресторане. Начинается вечер, выхожу, начинаю шутить, отрабатывать программу. А все сидят и смотрят на меня очень мрачно. Причем понятно, что у всех с собой, как говорится, есть. Но администратор все время ходит по залу и контролирует, чтобы пили только сок или морс. Я уже и так, и сяк; понимаю, что эту мрачность мне не переломить. Тогда я что придумал: стал по очереди по одному представителю от каждого столика уводить в подсобку – никакого алкоголя, просто посекретничать с Дедом Морозом (обсудить аттракционы и конкурсы), буквально на полминуты. А сам им говорю: сейчас я вам придумаю паузу в контроле – успейте воспользоваться. И когда уже с человеком с последнего столика в подсобку шли, позвал и администратора – на те же полминуты. Но перед этим шепнул музыкантам, чтоб сразу закрыли подсобку снаружи. Вот, мы зашли, а дверь и захлопнулась. Администратор давай в дверь ломиться, а там музыка гремит, ничего не слышно. В общем выходим мы минут через 10, все довольные сидят, счастливые, Деду Морозу радуются, как дети.

Помню, в театре был случай. Мы же на школьных каникулах сказки обязательно в репертуар ставим. А перед спектаклем в фойе для детей непременная елка. Я там должен был недолго отработать Дедом Морозом, потом, пока дети рассаживаются, бегом в гримерку, переодеваюсь и уже работаем спектакль. Выхожу в фойе, детей – тьма, родители бледные стоят по стенам (1 января, по-моему, было). Все, как обычно: «Наша елочка зажгись!.. А ну-ка, мальчик, прочитай стишок…» Мальчик читает, я ему достаю ему из мешка шоколадку. И тут эта туча детей меня вместе с мешком чуть не смела. Елку уронили. Еле сумел из этой кучи-малы выбраться и до гримерки добежать. Больше никогда перед спектаклем не «морозил». 

Ну а самый памятный Новый год был, когда на наступающий 1996 год меня турфирма пригласила в Паттайю. Это был один из самых первых чартеров из Владивостока, да еще и новогодний. Публика подобралась соответствующая. Отдыхаем, купаемся, загораем. 31 декабря часов в 10 вечера нас привозят на огромное гольф-поле около моря. Стоят сотни столов, сидят тысячи людей, туристы со всего мира. Ну и мы за нашим столом расположились. И со сцены идет бесконечно тайское шоу с их же музыкой. Наконец, 11 часов, я (уже в наряде Деда Мороза, 27 градусов на всякий случай) с трудом, но тем не менее отобрал у одного из ведущих микрофон и говорю по-английски (как могу) и по-русски, что у нас есть обычай провожать Старый год и пора к этому приступить. Не знаю, кто что понял, но наши поняли и радостно приступили. Я тем временем с детворой занимаюсь, конкурсы, подарки – все, как обычно. Наконец бьет полночь, звучит музыка, все выпивают, вскоре после этого я иду к диджею, чтобы поставить кассету со своей «фанерой». И в этот момент выключается вся иллюминация, моментально, буквально за какие-то секунды разносятся все столы. Наши стоят посреди чистого поля и ничего не понимают. А все уже стремительно всё убрали, сели в машины и уехали. Время – минут двадцать первого. У а нас-то в группе народ такой, конкретный. Руководитель группы смотрит на меня с ужасом в глазах. Я говоря: так, похоже, у тайцев что-то не заладилось. Ну и ладно: поехали в город, устроим свой праздник. И «дедморозил» я тогда чуть ли не до самого утра. Уже и халат жаркий снял, но выглядел, как русский купец: красивые яркие сапоги Деда Мороза, такие же штаны, рубашка русская атласная.

А вообще Новый Год для молодых актеров, конечно, самая горячая пора; как мы раньше говорили: весь год занимаешь, после Нового Года раздаешь. Мы еще даже будучи студентами могли позволить себе на «дедморозовские» заработки на зимних каникулах в Москву и Питер слетать, по театрам походить.

 

Смотреть ещё