Логотип сетевого издания «Вечерний Владивосток»Вечерний ВладивостокСтиль жизни твоего города
СправочникЗакладки
  • Развлечения
  • Музыка

Тайные желания взрослых: музыкальная кухня и экстремальный вокал

Автор Елизавета Илюшина
Вечерний Владивосток
Тайные желания взрослых: музыкальная кухня и экстремальный вокал
Автор фото:Вячеслав Вяткин

Кто из нас не мечтал в детстве стать известным певцом, блистать на сцене, слышать восторженные аплодисменты? Фронтмен владивостокской группы «Ураган» Степан Гапонов на собственном опыте знает, как воплотить всё это в реальность. В конце прошлого года он открыл уже вторую по счёту вокальную студию ProGolos для тех, кто хочет научиться петь. В интервью корреспонденту «ВВ» руководитель творческой мастерской и практикующий педагог рассказал о вокальных желаниях взрослых, творческой самореализации и музыкальном будущем Владивостока.

– Степан, расскажи, кто в основном приходит учиться? Взрослые или дети?

– 80-85% взрослых. Мне кажется, это связано с тем, что у людей наконец-то появилась возможность реализовать свои детские мечты. Часто слышу: «Я с детства хотел петь!». Кому-то не позволяли родители, потому что «нет времени», «спорт важнее» и прочее… А сейчас у них для этого появились финансы, и они нашли время для себя и собственной творческой реализации.

С кем проще работать?

– Сложно сказать. Все люди разные. Есть дети раскрепощённые, есть зажатые, есть зажатые или раскрепощённые взрослые. Хотя люди с внутренними барьерами всё-таки лидируют. Особенно если ребенку всё детство говорили: «не пой», «у тебя некрасивый голос», «можешь не стараться», «медведь на ухо наступил», а нам с этим приходится работать. И здесь педагогу нужно знать не только основы вокального мастерства, но и быть тонким психологом.

Учителя, как правило, тоже имеют «специализацию». Кому-то проще работать с людьми постарше, так как есть некая осознанность, они легче усваивают информацию. А кому-то – с детьми, потому что они более открытые и гибкие. Тем и хороша студия с большим количеством наставников, что всегда есть альтернатива.

Какие задачи должны быть у вокальной студии?

– Основная – это, конечно, научить людей управлять своим голосом. Вторая – дать ученикам опыт сценических выступлений, попробовать себя. Для кого-то это – возможность «стать звездой», а для кого-то – побороть внутренние барьеры. Обычно ученик приходит с собственным видением того, что хочет получить на выходе: поступить в музыкальное училище, подготовить песню к торжественному мероприятию… Кому-то нужно просто снять стресс и переключиться. И наша цель – исполнить их вокальные желания.

Самое главное: новые идеи появляются постоянно, и приходят они в результате совместной работы школы и учеников. Поэтому стагнации не будет. 

Мы обучаем игре на гитаре, фортепиано, основам сценической речи, актёрского мастерства. Помимо эстрадного, есть академический, народный, экстремальный вокал. Среди наших учителей – солисты и музыканты Мариинского театра, Приморской краевой филармонии, лауреаты общероссийских и международных конкурсов. Все – профессионалы высокого уровня с многолетней концертной практикой и большим педагогическим опытом.

Вокальные желания – формулировка прекрасная! А что такое экстремальный вокал?

– Это определённая манера исполнения, её ещё называют рок-вокал, где применяется приём расщепления связок. Чтобы понять, как это звучит, можно послушать группу «AC/DC».

А что самое классное в твоей деятельности? То от чего ты сам получаешь моральное удовлетворение?

– Отчётные концерты, конечно. Мы проводим их в клубах города один раз в три месяца. Последний проходил в ресторане «Gastroli Grill». Было очень круто и масштабно. Часть учеников пела под минусовки, кто-то выступал с живой группой и подтанцовкой.

Кроме того, некоторые педагоги приглашают своих подопечных на джем-сейшены, где те выступают перед публикой, общаются с музыкантами, погружаются в эту атмосферу.

Что лично для тебя в приоритете – играть в кавер-проекте или руководить студией?

– Это как два ребёнка – совершенно разных, каждого ты любишь по-своему. Не могу дать однозначного ответа. Оба проекта мне очень дороги, в каждый из них вложено много времени, сил – физических и моральных. В человеческом плане я крайне ценю обе команды.

Как ты считаешь, есть ли у Владивостока музыкальное будущее?

– У нас есть настоящее. Нигде на Дальнем Востоке нет столько живой музыки и мест, где её можно послушать. Я очень надеюсь, что в дальнейшем всё будет только развиваться.

В идеале я вижу город, где проводятся серьёзные музыкальные конкурсы – с привлечением телевидения, с вещанием на всю страну. Открываются профессиональные студии звукозаписи, куда могут приехать писать музыку со всей России, из других стран. Появляются собственные лейблы, концертные площадки, новые имена. И это колесо будет вертеться, только набирая обороты – развитие порождает развитие.

Смотреть ещё