Логотип сетевого издания «Вечерний Владивосток»Вечерний ВладивостокСтиль жизни твоего города
СправочникЗакладки
  • 18+

Эротические игры – с фантазией и без свидетелей

Автор Игорь Волгин
Вечерний Владивосток

18+

Эротические игры – с фантазией и без свидетелей
Автор фото:Люсине Игнатова / «Вечерний Владивосток»

Интимно, затейливо, эротично, немножко запретно и чуть-чуть извращённо… Хотя, если хочется, то и не чуть-чуть. А может быть, даже не стесняясь, в компании, но в круге особо посвящённых… Корреспондент «Вечернего Владивостока» приоткрыл завесу тайны эротических игр, фетишей и пристрастий.

Если кто говорит, что это – фу, плохо и не пристало приличному человеку – не верьте. Такая позиция – ханжество, а оно и «приличный человек» – понятия, друг другу противоречащие. Есть множество вещей на свете, которые так или иначе вызывают интерес, а когда попробуешь, превращаются если не в хобби, то в мощный инструмент раскрашивания интимной жизни и придания ей яркости, а впечатлениям – остроты.

Из простого – фетиш. Говорят, понимается, как «идол, амулет, кумир, предмет поклонения или что-то запретное». В трактовке – много странного. Что может быть запретного в предмете гардероба вроде туфли-лодочки или заколки для волос? Это просто предметы. Но вот в сочетании с другими мелкими и невинными деталями – швом чулка, тонкой щиколоткой, прядкой волос над ухом, серёжкой – и цельным образом живого человека. Такие мелочи почему-то цепляются за сознание и вызывают сильнейшие эмоции.

Подол юбки – даже не мини – и резинка – даже не чулка, а длинного прозрачного гольфа в двух сантиметрах под ним. И вот эти два сантиметра обнажённости, ограниченные сверху и снизу, приковывают к себе, манят и могут прямо-таки пленить сознание.

Неплохо работают проглядывающие и мелькающие при движении предметы туалета, лямочки и бретельки. Даже просто чуть более свободные и лёгкие детали одежды, скрывающие всё, но намекающие на наличие под ними фигуры, её округлостей, выпуклостей и ложбинок.

Открытость, откровенность и доступность в деле фетишизма – зло. Главное – именно намёк, заставляющий фантазию дорисовывать то, что скрыто, или почти скрыто. А сам предмет – не так уж и важен, главное, чтобы прямо ассоциировался с тем, к чему прикасался. Отсюда идут корни другой разновидности фетишизма – трофейной. Это желание стать обладателем такого предмета – хоть перчатки, хоть трусиков. Для тех, кто понимает, шикарный инструмент для манипулирования фетишистом: за ним он идёт, как загипнотизированная мышь в пасть к удаву, и многое сделает и отдаст ради него. Проверено.

Более развитая версия фетишизма – игры с гардеробом. И это тоже связано с запретностью и недоступностью. Униформу в повседневной жизни носят немногие. А в ней есть то, что привлекает и вызывает интерес. Для женщин – военная или специальная. К примеру, представитель власти – строгий и способный сурово «наказать». Либо спецовка спасателя или пожарного – они защищают и оберегают. В любом случае – сильные, красивые и тренированные. А главное в новом гардеробе – чужие. Или вообще экзотика типа водолазной снаряги: распакуй и найди секрет.

Всё это связано с ощущениями на грани необычного и редкого – ограничения, подчинения и манипулирования. И если постороннего к телу просто так не допустит никто, а необычного хочется, то нарядить своего – привычного и проверенного – и расфантазироваться на всю катушку – может быть интересно.

Для мужчин – тоже простор. Медсестрички в халатиках, молоденькие учительницы в блузке и юбке, японские школьницы и ещё масса вариантов – вроде ведьминского наряда в Хэллоуин, Мальвины с утренника или эльфийской принцессы. Проститутки, в конце концов. Примерь-ка образ…

Экстрим – латекс и кожа. При общем сходстве с вышеизложенным всё же разные стороны той же самой затеи – костюмированного фетишизма. Затея-то одна – игры, но уже не в переодевание, а в подчинение и доминирование.

Плотно облегающий тело латекс работает так же, как почти все фетиши – скрывает, не скрывая. Тонкий барьер – и потрясающий результат. Знакомая фигура вдруг становится новой, при этом оставаясь той же самой. Но главное – небольшие, в общем-то, новые чёрточки и штрихи, из которых складывается общая картина. Кстати, латекс даёт целый букет впечатлений тому, на кого надет. Ощущения притупляются барьером, и в погоне за ними быстро заканчивается терпение и преодолеваются обычные рамки. Движения, хватки и прикосновения в попытке добрать недостающее становятся резче и сильнее.

Кстати, латекс не дышит, и в накоплении под ним пота многие находят особое удовольствие. И при снятии костюма – тоже. 

Кожа ассоциируется с чем-то грубым, брутальным, а также властным, подчиняющим и доминирующим. Вырядиться в нечто такое – скрипящее и хрустящее, блестящее клёпками и шипами. Ну как не ощутить себя иначе – не клерком или продавцом, не чиновником или водилой, а почти супергероем и вообще властелином…

А встретить такую госпожу – не интересно? А подчиниться ей? Кто бы не хотел увидеть хрупкую библиотекаршу в амплуа агрессивной воительницы? Между прочим, может быть, и тихоня-цветочница подумывает о такой смене модели поведения, просто ассоциировать себя и власть не получается. А в коже – да запросто!

Бывает, на работе приходится постоянно всех «строить», управлять и решать. И возможность исполнить такой выверт поведения и сознания – самопреодоление на все 180 градусов. Впрочем, чего скрывать, многие крутые боссы в домашней обстановке и без кожаного антуража превращаются в лапочек, а то и просто подкаблучников. 

Фурри-фетиш (от англ. furry – «покрытый мехом») – переодевание в животных, причём именно в полноростовые меховые костюмы, у нас – не очень известное дело. А в Японии и Корее – популярное. Азиаты (хотя в основном азиатки) жизни в этом мире порой предпочитают жизнь в мире животных. Кошечки, белочки, а также рыси, тигрицы, и всё, что угодно, – хоть тюленихи, хоть ежихи. А там – под шкуркой… В России в таких костюмах развлекают детей на утренниках. Но, если присмотреться…

Смотреть ещё