Логотип сетевого издания «Вечерний Владивосток»Вечерний ВладивостокСтиль жизни твоего города
СправочникЗакладки
  • 18+

«Вы здесь рабы»: как устроен вебкам-бизнес в России

18+

«Вы здесь рабы»: как устроен вебкам-бизнес в России
Автор фото:Люсине Игнатова

Девушки раздеваются перед камерой, показывают эротические шоу онлайн, зрители с удовольствием готовы платить за это деньги. Вебкам-модели – профессия, появившаяся относительно недавно. Корреспондент «Вечернего Владивостока» провёл расследование и узнал, как устроен вебкам-бизнес в разных городах России – от Уссурийска до Санкт-Петербурга.

Как стать вебкам-моделью

Елене из Уссурийска 21 год. Она в некотором роде фрилансер – работает вебкам-моделью и утверждает, что попала в эту сферу целенаправленно.

«Я разговаривала с подругой, которая когда-то работала на студии, и мне показалось, что смогу так же. К эротике отношусь спокойно, так что для меня такая работа не стала чем-то ужасным. Подруга поделилась контактами студии, я сходила на собеседование, меня взяли».

Кроме моделей, в этом бизнесе существует ещё масса профессий. Есть организатор студии, который ищет помещение и закупает оборудование. Рабочий процесс контролируют администраторы. В некоторых случаях подключают переводчиков, которые ведут переписку от лица девушек.

Стать скаутом просто

Цель скаутов – поиск новых работниц. Двадцатипятилетний Даниил работает продавцом-консультантом в магазине бытовой техники. Около года назад он искал подработку, но ничего интересного найти не мог.

«В одном из пабликов я наткнулся на сообщение о поиске моделей для вебкам-студии, спросил, нужны ли им «сёрчеры» (я даже не знал, как предложить и назвать свои услуги). Оказалось, что студия нуждается в таких людях, только называют их «скауты». Мне сообщили, что за каждую девушку, отработавшую на студии как минимум две недели, будут платить 200 долларов. И я решил попробовать».

Даниил говорит, что для поиска моделей использовал социальные сети и сайты знакомств.

«Я писал сотням девушек и предлагал работу. Когда сообщал, что предлагаю место в вебкам-студии, то обычно меня кидали в чёрный список», – описывает он процесс поиска.

Однако уже на первой неделе ему повезло – одна девушка заинтересовалась предложением. Состоялось собеседование с администратором и её приняли на работу. Уже через полмесяца скаут-новичок получил свой первый гонорар.

Студией может оказаться и элитный дом, и простая квартира

В качестве студии в Уссурийске используется трёхкомнатная квартира в центре города. В двух комнатах одинаковая обстановка: два рабочих места для моделей и одно для администратора. Ещё одна комната считается «топовой»: там может работать только та модель, которая очень много зарабатывает.

Во Владивостоке студии выглядят более роскошно.

«Сначала я думал, что студия находится где-то в пригороде. Оказалось, нет. Она расположена прямо в центре Владивостока, в элитном жилищном комплексе. На первом этаже – просторная гостиная, кухня и балкон. Второй и третий этаж одинаковые – большая комната и ванная напротив. Интерьер скорее напоминает базу отдыха, но при этом там ходят девушки в нижнем белье», – вспоминает Даниил.

Легален ли вебкам-бизнес?

Иван работает управляющим студии в Санкт-Петербурге. Он считает, что вебкам находится в «серой зоне».

«Мы не занимаемся проституцией и производством/распространением порнографии. При этом чёткого налогового законодательства для нашей деятельности нет. Но если очень постараться, то всё можно оформить», – утверждает управляющий.

В качестве примера Иван приводит опыт Румынии.

«Там этот бизнес абсолютно легален и находится на более высоком уровне, чем в нашей стране. В Румынии есть целые бизнес-центры, оборудованные именно для работы моделей. Система обучения у них гораздо мощнее ввиду больших возможностей: штатные визажисты, стилисты, преподаватели английского. Более того, румыны организовывают различные саммиты для российских студий, чтобы передать свой опыт и показать, на каком уровне может находиться этот бизнес», – отмечает работник российской студии.

Как на вопрос смотрят юристы

Московский юрист Илья Костромов утверждает, что создание вебкам-студии не нарушает никаких законов.

«Само по себе создание студии, демонстрирующей, к примеру, эротические танцы, состава преступления не образует, как не образует его и деятельность того же стриптиз-бара, – поясняет Илья. – При этом сама работа девушек вполне может привести к наказанию со стороны правоохранительных органов. Это зависит исключительно от контента программ. К порнографии относятся только те изображения и сцены эротического характера, где крупным планом демонстрируются половые органы, реальный половой акт.

Единственный вывод, который можно сделать, звучит просто: не хотите уголовного преследования – не переступайте грань между эротикой и порнографией».

Администратор – главный человек в студии

Администраторов Елена вспоминает с раздражением. Она считает, что существующие отношения между начальством и подчиненными унизительны.

«Администратор постоянно запугивает моделей штрафами. Выйти в туалет можно только с его разрешения, а из-за возражений можно потерять часть оплаты», – делится опытом бывшая работница уссурийской студии. – В один из первых дней работы я услышала фразу «Вы здесь рабы, пока не станете топовыми и самостоятельными». Конечно, в такой обстановке чувствуешь себя некомфортно».

Кто идёт работать моделью?

«Я общалась с другими моделями на студии. Это обычные девушки от 20 до 30 лет, спокойные, адекватные. В этом плане здесь рабочий коллектив мало отличается от коллектива в каком-нибудь магазине», – рассказывает Елена.

Иван отмечает, что средний возраст модели составляет 18-23 года, но уже сейчас ситуация меняется.

«К нам всё чаще стали приходить дамы старше 40. Думаю, что это связано с пандемией и сопутствующими массовыми увольнениями», – объясняет ситуацию управляющий.

Многим врут в самом начале

«Ещё на собеседовании администраторы обещают абсолютную конфедициальность и безопасность. Сразу скажу: это ложь. Анонимность модели обеспечить невозможно. На сайтах постоянно записывают прямые эфиры, после трансляции в интернете появляется видео. Также девушек могут увидеть знакомые на порносайтах, начать «охоту» активисты, которые находят страницы моделей в социальных сетях. По этой причине обеспечить полноценную защиту, увы, нельзя», – объясняет Елена.

Заоблачные деньги достаются не всем

Но это не единственная ложь, которой заманивают будущих работниц. Елене обещали заработок 60-70 тысяч рублей за первые две недели. На деле она зарабатывала намного меньше.

«Схема оплаты вообще очень «мутная»: 60% от заработка модели получает студия, 40% должно достаться девушке. Поскольку услуги оплачиваются в долларах, далее их переводят в рубли. И тут применяется интересная схема: из каждого доллара вычитается определённый процент, расчёт ведётся по более низкому курсу, и в итоге обещанная зарплата становится просто недостижимой», – рассказывает жительница Уссурийска.

40 часов стриптиза в неделю

Вебкам-модель считает, что студия обязывает девушек работать больше, чем нужно.

«Рабочий день длится 8 часов, 5 дней в неделю. Существуют определённые правила поведения, их нужно жёстко выполнять. Так, во время трансляции я постоянно танцевала и улыбалась. Несложно представить, как это выглядело спустя два часа эфира. Попытки объяснить, что так я ничего не заработаю, не увенчались успехом. Мне сообщили, что к правилам нужно относиться так же, как к бизнес-плану».

Невыполнимые планы, страх перед начальством

Также у уссурийской студии был план для новичков – 100 долларов в день. Добиться этого результата сразу же практически невозможно.

«Иногда мне приходилось оставаться работать лишние час-два, чтобы приблизиться к выполнению плана. В таком режиме я проработала несколько месяцев. Зарабатывала 23-30 тысяч рублей, а обещанных золотых гор так и не увидела. В конце концов мне это надоело, и я уволилась. При расчёте меня обманули тысяч на семь-восемь, но я даже не удивилась, – с сожалением рассказывает Елена.

Владельца студии мы видели несколько раз. Когда он приезжал, все работницы переодевались в обычную одежду, нам запрещалось показываться в «униформе». Обстановка была очень напряжённой, администраторы боялись лишний раз улыбнуться или что-то не так сказать».

Приезжим моделям могут даже выделить жильё

Искать девушек в небольших городах сложновато, поэтому дефицит кадров пытаются восполнить приезжими.

«Администратор говорила, что можно искать моделей и в деревнях – студия даже готова помочь им с жильём. В такие авантюры я влезать не стал – не хотелось брать на себя ответственность за девушку, которая приедет в город и будет полностью зависеть от студии. Но сам подход меня удивил», – объясняет свои мотивы Даниил.

Будучи скаутом, он пытался выйти на других работодателей – вдруг кто-нибудь ещё предлагает больше денег за потенциальную работницу. Так он вышел ещё на две студии, которые работали во Владивостоке. Оказалось, что они платят за работниц меньше.

Даниил уверен, что в городе гораздо больше студий, просто не все на виду.

Почему модели не работают самостоятельно?

Елена объясняет, что работать без студии тяжело – и не только из-за необходимости покупать оборудование.

«Сложность состоит в регистрации как на рабочих сайтах, так и в платёжных системах. Компании легче зарегистрировать новый аккаунт, чем самой модели. У некоторых сайтов жёсткие условия: для регистрации нужно ждать подтверждения документов. Со студией процесс заметно ускоряется. К тому же особой разницы в деньгах нет: самостоятельно ты будешь зарабатывать больше только при условии, если есть усидчивость, организованность и крепкие нервы», – отмечает она.

Опыт на всех влияет по-разному

В какой-то момент работы скаутом Даниилу перестало везти: новых моделей он найти не мог, только впустую тратил время. В итоге он перестал этим заниматься.

«Я ни разу не испытывал угрызений совести из-за того, что предлагал девушкам такую работу. Я никого не уговаривал – не верю, что можно затащить человека в студию уговорами. В вебкам-бизнесе я вообще не вижу ничего особенного и аморального: если девушка готова показывать своё тело за деньги, то это исключительно её дело», – так Даниил комментирует свою деятельность.

Со временем модели начинают относиться к вебкаму как к обычной работе и сравнивают её с альтернативными для себя профессиями – продавец, администратор. Кроме того, издержки на работу моделью меньше, чем потенциальная прибыль от неё. И даже неудачный опыт работы в студии не отталкивает людей от профессии.

«Сейчас я работаю дома, без студии. Мне надоело терпеть унижения и работать «на дядю». Когда понимаешь, что не получаешь даже половину от заработанного, становится не по себе. Бросать вебкам пока не собираюсь», – рассказывает Елена.

В данный момент она начинает работу над собственным брендом: помимо трансляций, некоторые модели зарабатывают на продаже своих эротических фотосессий и видео.

Автор Дмитрий Камышенко
Автор:Дмитрий Камышенко

Смотреть ещё