Логотип сетевого издания «Вечерний Владивосток»Вечерний ВладивостокСтиль жизни твоего города
Закладки
  • Люди
62

Иван Сосновцев: понятие «андеграунд» меня «подбешивает», я не собираюсь оставаться в нём

Автор Валерия Гайдукевич
Вечерний Владивосток

Иван Сосновцев – фронтмен группы Starcardigan, известный также сайд-проектом Bew Nalance. Он приехал с концертом в родной Владивосток. Как построить карьеру в нашем городе, почему исполнители уезжают в центр страны, возможно ли стать популярным, делая, то, что хочешь, — в интервью для «Вечернего Владивостока».

Иван Сосновцев: понятие «андеграунд» меня «подбешивает», я не собираюсь оставаться в нём
Автор фото:Ольга Кириллова / «Вечерний Владивосток».

Группа Starcardigan была основана в городе у моря, но перебралась в российскую столицу. Ребята делают музыку в жанре синти-поп, они отыграли более ста концертов в Китае, Южной Корее и Монголии и уже расширили свою аудиторию в Москве. Иван Сосновцев, помимо работы в Starcardigan, создал свой сольный проект – Bew Nalance, где воплощает творческие идеи вне деятельности группы. Треки обоих проектов попадают в подборки главных новинок Apple Music, клипы — в эфир федеральных каналов. В эксклюзивном интервью корреспонденту «Вечернего Владивостока» Иван рассказал, почему переехал из родного города, возможно ли стать популярным, не опираясь на вкусы аудитории, и о новых релизах с владивостокским духом.

— Иван, ты вернулся во Владивосток спустя год. Какие ощущения, не теряется ли связь с домом?

— Я думал об этом когда улетал и когда прилетал тоже. Потому что все годы жизни там меня очень сильно тянуло обратно, так как значительную часть жизни я прожил здесь. В этом году ощущение изменилось. Сейчас ощущаю себя «дома» в процентных соотношениях 60 на 40 в пользу Москвы. Я уже ощущаю себя в своей тарелке там, потому что сложилась социальная жизнь, компания, тусовки.

Больше движений происходит в Москве, но, когда приезжаешь сюда, ты знаешь все родные места; прилетаешь, вдыхаешь воздух и понимаешь: да, это Владивосток! Я еще не успел понять, что изменилось в городе. Но у меня будет время, хочу остаться до конца лета. Интересно тут, потому что появилось много новых тусовок, ребят, которые делают свои вечеринки, группы. Естественно всё меняется, поэтому я намерен посмотреть на это внимательно. Тем более мы наделали много клипов и треков, и я уже не нужен группе.

Иван Сосновцев / Starcardigan / Bew Nalance. Фото: Ольга Кириллова / «Вечерний Владивосток».

— Поздравляю с премьерами синглов и у Starcardigan, и у Bew Nalance. Как сейчас проходит самообразование, поиск звучания? Что изменилось?

— Это постоянный поиск и постоянные эксперименты. Раньше у Starcardigan музыка была гораздо сложнее — наслоенная электроника в стиле френч-электро, много было намешано. Сейчас идем в сторону того, чтобы «раздевать» песни, делать аранжировку минималистичной. Bew Nalance — это проект в котором я экспериментирую, делаю то, что нравится мне, это не всегда заходит ребятам из группы.

Мне нравится любая музыка, и на почве того, что много всего слушаешь, рождаются новые идеи. И, конечно, хочется это выразить, поэтому появился такой альтернативный проект, где я могу ни с кем не советоваться.

— Наверняка андеграунд, инди, синти-поп — это не про денежную составляющую, а про творческую миссию. Какой посыл у Starcardigan и Bew Nalance?

— Вообще, что касаемо самого понятия «андеграунд», я сам себя вытягиваю из него за уши. Само это название меня подбешивает, потому что я не имею желания находиться в нём. Тем более сейчас понятия «мейнстрим» и «андеграунд» очень сильно смешались. Андеграундная группа может спокойно выступать на стадионах и собирать их, хотя этого априори быть не должно. А что касается заработка, пока основной доход — это концерты.

Иван Сосновцев: «Bew Nalance — это проект в котором я экспериментирую». Фото: Ольга Кириллова / «Вечерний Владивосток».

— Возможно ли стать известным благодаря творчеству, опираясь только на свой вкус, а не на вкус аудитории?

— Думаю, что практически нет, особенно в России. Если взять европейскую или американскую индустрию, там любой жанр чувствует себя уверенно. У нас, к сожалению, ты не можешь, не опираться на чье-либо мнение, выйти на высокий уровень — только в том случае, если ты феномен. Но такие люди рождаются нечасто. Хотя, даже если ты феномен, чтобы тебя услышали, должно случиться что-то кардинальное.

Нужно прислушиваться к тому, что хотят люди и что они слушают. Опять же: это — тонкая грань. Если ты будешь делать то, что хотят другие, то тогда какой смысл в тебе как в артисте!? Я считаю, что при этом не слушать никого и делать так, как ты хочешь, это неправильно, нужна золотая середина. Поэтому мой ответ — нет.

— Возможно ли во Владивостоке строить музыкальную карьеру?

— Это зависит от многих вещей. Конечно, можно, что мы собственно и делали тут. Это сделали «Марлины», «Mari!Mari!». Уезжать или нет — личное дело каждого. Если устраивает, то что есть здесь, не проблема остаться. Но у всех есть амбиции, каждый хочет большего. Если строить карьеру здесь, то нужно понимать, что тут есть потолок. Понятно, что ты стремишься дальше — туда, в центр, где потолок значительно выше.

Что общего у Starcardigan, Bew Nalance и Zivert? Почему важно быть тщеславным и честолюбивым одновременно? Как снимали клип в стиле ужасов конца 90-х? И всё о музыкальных вкусе, стиле и амбициях — только в видеоинтервью с Иваном Сосновцевым на YouTube-канале «Вечернего Владивостока». Смотри, комментируй, подпишись.

Фотогалерея

Смотреть ещё