Логотип сетевого издания «Вечерний Владивосток»Вечерний ВладивостокСтиль жизни твоего города
СправочникЗакладки
  • Арт
  • PacificMeridian
  • Интервью

Screenlife как новое направление в киноискусстве: интервью с Аксиньей Гог

Автор Полина Лаврищева
Вечерний Владивосток
Screenlife как новое направление в киноискусстве: интервью с Аксиньей Гог
Автор фото:Андрей Михайлов

Аксинья Гог − режиссёр, у которого на счету ряд интереснейших и остроумных фильмов. Среди них − однокадровый пятичасовой фильм-медитация, снятый в Эрмитаже одним дублем на IPhone 11 pro, короткометражка «Путешествие Фёдора по Москве начала XXI века» (6+), получивший главный приз на фестивале в Котбусе. На «Меридианах Тихого» Аксинья также презентовала короткий метр − фильм «Удалёнка» (18+).

О screenlife как о новом направлении в кино, об искусстве в период пандемии и о кумирах − в интервью с Аксиньей Гог.

 − Аксинья, как вам у нас во Владивостоке?

− Я тут первый раз, город удивительный, очень нравится море, ландшафты.

− Опишите в трёх словах кинофестиваль.

− Тёплый. Душевный. Добрый. А если не в трёх словах, то атмосфера очень располагающая, все друг друга тепло встречают. Видно, что всё строится на любви.

− Вспоминая свои учебные годы во ВГИКе и ГИТИСе, что можете сказать о преподавателях, кто был самым любимым?

− Во ВГИКе я училась у Меньшова, и находиться рядом с такой самобытной большой личностью очень вдохновляло. Также мне преподавал знаковый педагог Владимир Фенченко. Он внёс большую лепту в российское кино, потому что все, кто сейчас снимает в России, учились у него. Владимир Алексеевич − это такой харизматичный, седой, длиннобородый дед, который всегда с нами обнимался, выпивал, тусил и непременно был невероятно остроумным, ёмким и критичным. Он учил мыслить.

− Тогда какими качествами, по вашему мнению, должен обладать преподаватель?

− Мне кажется, нужно просто быть на равных со студентами, быть другом, а не держать дистанцию.

− У вас когда-нибудь были кумиры?

− Нет, у меня никогда не было кумиров. Потребность в них просто отсутствовала. Я не была тем ребенком, который развешивает плакаты по стенам с любимыми актерами, певцами и т.д. Знаете, в детстве все влюбляются в знаменитостей, а у меня вот не было такого. Поэтому мне иногда казалось, что я какая-то неправильная: столько людей любит выдающихся режиссёров, художников, поэтов, а у меня такого чувства не возникает. В то же время есть личности, на которых я смотрю и восхищаюсь. Меня вдохновляют большие люди, которые работают в разных направлениях. Например, Николай Рерих. Удивительно, как много он успевал делать: и экспедиции, и политика, и живопись − всё на свете. Гигантского масштаба личность.

− Следовательно, и желания равняться на кого-то не возникало?

− На мой взгляд, глупо на кого-то равняться, ведь какой ты, такой и мир вокруг. Каждый человек является центром своей вселенной, смотрит на мир через свою призму, поэтому то, что подходит одному, может загубить жизнь другого. Для меня самое важное и естественное − это заниматься изучением себя, находить вдохновение и идеи внутри. Не нужно искать кого-то, копировать чужую успешную жизнь, будьте маяком сами для себя.

− У вас уже есть опыт съёмки пятичасового фильма на IPhone 11, без единой склейки, короткометражки в жанре screenlife. В каком направлении планируете развиваться дальше?

 − Нужно всё время экспериментировать. Например, я снимала сериал для женщин, и в последний съемочный день мне позвонили и пригласили делать мужскую драму про спецназ и девяностые. Я безумно обрадовалась и сразу согласилась, потому что меня завело то, что я такого не делала до этого. Мне нравится изучать мир, жизнь. Нужно пробовать всё, иначе становится скучно, ты начинаешь замирать в одном жанре, направлении. Для кого-то это верный путь развития, но не для меня. Например, я сняла успешный сериал с высокими рейтингами и, казалось бы, нужно продолжать делать это дальше, раз получается, но нет, хочется пробовать себя в чем-то новом.

− Нужно ли кино идти в ногу с технологиями, чтобы быть актуальным?

− Всё это зависит, в первую очередь, от задачи. У меня произошла очень смешная история. Я всегда говорила, что ни за что не буду снимать на телефон, потому что не люблю этого. В итоге − появился пятичасовой фильм, снятый на IPhone. Потом я говорила, что в жизни не буду работать в жанре screenlife, что это мне совершенно не интересно и не понятно. И что из этого вышло? Короткометражка «Удалёнка», где все происходит в Zoom. Работать можно как угодно, использовать любые методы, главное − какую задачу ты решаешь, используя те или иные технологии. 

− Как карантин повлиял да и продолжает влиять на индустрию кино?

− У нас всё полетело в тартарары, настало время «обломов», когда от тебя мало что зависит. Я должна была снимать полный метр, но все съёмки передвинулись. У кого ни спроси, у всех всё срывается. Но всё-таки кто-то продолжает съёмки, потому что на каналах, платформах освободились лоты, которые нужно чем-то заполнять. Сейчас, в принципе, с этим карантином ничего непонятно. Экономически мы поймем последствия только года через два − и для киноиндустрии в том числе. Но, мне кажется, не всё так плохо и страшно, как мы сами себе придумываем.

− А как карантин отразился на вас? Узнали о себе что-то новое?

− Я на карантине пробовала всё, что можно: голодала, устраивала себе ретриты, детоксы, общалась с психологом, прорабатывала внутренние установки. Вообще не очень хочу вспоминать это время, от него у меня тяжесть на душе. Из самого радостного – улучшились отношения с родными, наконец-то я стала смотреть кино с родителями вместе, это просто прогресс. Всё свое детство и юность мечтала об этом – и вот в 30 лет свершилось, доросла.

− Как думаете, лет через десять кинокритики и киноистории будут называть 2020 год «периодом искусства пандемии»?

− Ну, что-то такое будет, конечно, всё к этому движется (смеётся).

− Недавно Дмитрий Данилов представил во Владивостоке пьесу, где семья общается в Zoom, у вас в «Удалёнке» тоже рабочее собрание на этой платформе. Почему именно Zoom?

− Zoom – это просто площадка, рамка для истории. Мы созваниваемся по работе, с семьёй, друзьями, и проблемы поднимаются всегда разные. Тимур Бекмамбетов развивает направление screenlife. И вся фишка этого формата кино заключается в моменте узнавания. Я стремилась именно к этому, когда снимала «Удалёнку», – чтобы все было как в жизни.

− Легко ли работать в направлении screenlife?

 − Некоторые ошибочно думают, что всё реально записано с экрана Zoom, но это не так. В короткометражке «Удалёнка» собрано всё по крупиночкам, каждого актёра мы снимали отдельно, звук писали отдельно. Все кадры – смонтированные, если где-то есть брак по звуку – это брак, наложенный специально. У нас нет ни одного дубля, который бы актеры проигрывали вместе. Так что это достаточно трудоёмкая работа.

− Карантинное искусство – это мейнстрим или андеграунд?

− Сейчас нельзя сказать, что именно. Просто новая тема в искусстве, всем понятная, актуальная. И каждый режиссёр, писатель, музыкант, художник хочет как-то высказаться насчёт этого, потому что нет людей, которых бы не коснулся карантин. Тем более что все эти ограничения вскрыли какие-то социальные и психологические проблемы, появились новые истории, о которых хочется говорить.

− Режиссура – достаточно трудоёмкое дело, которым раньше занимались только мужчины. С каждым годом появляется всё больше женщин-режиссёров, что не может не радовать. Как вы чувствуете себя в этой профессии?

− Я никогда не собиралась заниматься чем-то другим. В режиссуре я чувствую себя настолько естественно и органично, что не могу представить себя в другой профессии. Каждый новый проект, идея дают мне невероятно много сил и огромное желание двигаться и развиваться.

Смотреть ещё