Логотип сетевого издания «Вечерний Владивосток»Вечерний ВладивостокСтиль жизни твоего города
Закладки
  • Тренды
  • Косметология

Фрики или естественность: кто побеждает?

Автор Ольга Сычёва
Вечерний Владивосток

Укололся и пошёл? Разбираемся, что такое «интеллигентная косметология».

Фрики или естественность: кто побеждает?
Автор фото:Семён Середа / «Вечерний Владивосток»
На самые животрепещущие вопросы, связанные с возможностями современной косметологии и правилами выбора квалифицированного специалиста, «Вечернему Владивостоку» ответила врач-дерматовенеролог, косметолог, ведущий специалист клиники косметологии и превентивной медицины «Ренуво», спикер конгрессов Pro-Angeless, Renuvo institute, тренер компаний Mastelli и USOLAB Кристина Чернец.
Фото: Семён Середа / «Вечерний Владивосток»

— Кристина Викторовна, женщин, конечно, интересуют тренды в сфере эстетической косметологии. На что сейчас делается упор: сгладить морщины или улучшить природные данные?

— Сейчас всё кардинально поменялось. Фокус направлен на естественность, натуральность, малоинвазивность. Если раньше много использовали различных наполнителей (филлеров), то сейчас мы отходим от этого. Применяем меньшие, «интеллигентные», дозировки — «правильным» пациентам и в правильных дозах. Сейчас как никогда популярны аппаратные методы: красивая кожа — это всегда тренд. Набирает обороты регенераторная медицина — это история про омоложение клеток. У нас накапливаются стареющие клетки, которые становятся нефункциональными, не производят те вещества, которые нужны нашей коже, чтобы избежать пятен, морщин, провисания, дряблости. Регенераторными методами мы можем воздействовать таргетно (прицельно) на клетки и видеть проявления на уровне тканей лица.

— Вы упомянули, что постепенно уходите от работы с филлерами. Женщины не идут больше за высокими скулами и пухлыми губами, или врачи им уже в этом отказывают?

— Мы не отказались от работы с наполнителями, мы стали работать с ними таргетно. Мы стали правильно выбирать пациентов — кому можно предлагать наполнители, в каких объёмах. Стали тщательнее выбирать зоны, куда делаем инъекции. И, если мы говорим о «фриковости» в формате больших скул и больших губ — слава Богу, и запросов таких у наших пациентов уже нет, они тоже ориентируются на естественность и индивидуальность. И мы как доктора придерживаемся этих тенденций.

— Вы с коллегами так и называете «фриковостью» попытки кардинально изменить внешность, приблизиться к стандартам звёзд шоу-бизнеса?

— Конечно, этот термин больше для понимания аудитории. Люди все разные. Мы учитываем запросы пациентов — и можем только порекомендовать, как будет лучше. Врач-косметолог может объяснить, что кажущееся пациенту недостатком, например, веснушки — это его особенность, изюминка.

Фото: Семён Середа / «Вечерний Владивосток»
— Какого возраста люди обращаются за помощью врачей-косметологов?

— Все пациенты разные. Например, наша клиника является центром по лечению акне, розацеа. С этим приходят достаточно молодые пациенты. Для них мы используем регенераторные методы, которые будут снижать воспаление в тканях, помогут бороться с рубцами пост-акне.

— Регенерация — это не только про возвращение молодости?

— Однозначно. Многие спрашивают: «Что такое регенерация и зачем она мне?». Регенерация — это про нормальное функционирование клеток, работу с дряблостью, морщинами и т.д. Также это работа с любыми хроническими дерматозами, акне, розацеа, выпадением волос.

— Наверняка у многих есть сомнения, что с введением всевозможных санкций против России иностранные поставщики ушли с отечественного рынка и в сфере эстетической медицины. Как вы справляетесь?

— У нас всё прекрасно. В плане аппаратной косметологии — есть и зарубежные, и российские аппараты. В инъекционной косметологии много европейских компаний поставляют препараты. И, конечно, санкции дали толчок собственным российским разработкам. Они составляют достойную конкуренцию в инъекционной косметологии. Даже если говорить о препаратах на основе ботулотоксина — первый в мире жидкий ботулотоксин изобретен в Российской Федерации. Все остальные производились в сухой форме и требовали разведения. Наша наука не стоит на месте, и это очень радует.

Фото: Семён Середа / «Вечерний Владивосток»
— Кристина Викторовна, с чем чаще к вам обращаются?

— Пациенты разные. Есть молодые пациенты — они очень осознанные в плане своей внешности, уже не хотят каких-то дополнительных объёмов на лице, а хотят красивую и здоровую кожу. Есть пациенты иной возрастной группы, которые приходят с запросом на работу с морщинами, птозом, гиперпигментацией (хотя гиперпигментация может быть и в более молодом возрасте).

— Когда речь идёт о морщинах, ботулотоксин — не единственное оружие против них?

— Все зависит от индивидуальных особенностей. Для кого-то это будет препарат выбора, и он прекрасно сработает, даст отличные результаты. Но есть и другие методики, в том числе лазерные, уменьшающие глубину залегания морщин. Есть инъекционные методики, регенераторные методики, которые будут профилактировать появление морщин.

— В рекламе некоторых аппаратов, которые используют сейчас врачи-косметологи, используется формулировка «эффект фотошопа». Это так и есть?

— Всё зависит от клинического случая. «Эффект фотошопа» — обычно говорят об IPL (Intense Pulsed Light — англ. «интенсивный импульсный свет») – методике. Действительно, результаты могут быть потрясающими, особенно если делать эту процедуру в комплексе. Недавно мне одна пациентка сказала, что у неё такой кожи, как после фотоомоложения, не было даже в детстве — настолько хороший результат достигнут.

Фото: Семён Середа / «Вечерний Владивосток»
— В своё время говорили о том, что есть определенная граница, до которой могут работать врачи-косметологи, а за которой — необходимо обращаться к пластическим хирургам. Если сейчас человек не хочет «ложиться под нож», но хочет максимально долго выглядеть молодым, можно ли обойтись только эстетической косметологией?

— Я стараюсь быть максимально честной в этих вопросах с пациентами. Есть те задачи, которые проще и быстрее решить при помощи пластических хирургов. Мы с ними сотрудничаем активно, чтобы наша работа была наиболее продуктивной.

— «Сотрудничаете» — поставляете пациентов пластическим хирургам?

— У нас сочетанные протоколы работы. Не всегда хирургически можно решить какие-то задачи. Убрать избытки кожи — да, но на само качество кожи это не повлияет. Здесь надо прибегать к нашим методикам. Плюс мы можем готовить к хирургическим операциям, чтобы пациент потом легче реабилитировался, либо уже на этапе реабилитации подключаемся — чтобы формировались нормально рубцы, уменьшались отеки и т.д. Но, если пациент по разным причинам не хочет прибегать к услугам пластических хирургов, в арсенале эстетической косметологии есть что ему предложить. 

— Как не ошибиться с выбором врача-косметолога и не стать героем очередной публикации про какую-нибудь беду с той или иной частью тела?

— Пациент, конечно же, может и должен запрашивать сведения об образовании специалиста. У врача-косметолога должен быть диплом врача-лечебника, ординатура по дерматовенерологии, переподготовка по косметологии. Это практически 9 лет обучения. Плюс у врача могут быть сертификаты по определённым методикам.

— Стоит ли искать доктора в соцсетях?

— Тут надо обращать внимание, как часто специалист проходит дополнительное обучение — это тоже имеет значение. Конечно, я веду речь об учебе с опорой на основное образование, это не должны быть фейковые, скажем так, курсы. И мы должны понимать, если в профиле есть фото «до/после» — это могут быть и реальные результаты, и что-то нереальное, что наводит на мысли об отредактированных изображениях. Если фото после инъекций, а результат — как после пластической операции, это должно насторожить.

— Должно ли насторожить, если врач-косметолог принимает у себя дома или выезжает к пациентам?

— 100%. Доктор не имеет права заниматься косметологией на дому, потому что это исключает возможность создания антисептических условий. К тому же косметология — это лицензируемая история, клиника, куда вы обращаетесь, должна иметь соответствующие лицензии.

Фото: Семён Середа / «Вечерний Владивосток»
— Наш разговор преимущественно посвящён женщинам. Но наверняка к вам обращаются мужчины. Каков их процент среди пациентов?

— Мужчин становится больше, и это радует. Думаю, что сейчас около 30% наших пациентов — мужчины. У них достаточно разные бывают запросы. Часто беспокоит выпадение волос. Лазерная эпиляция становится актуальной. В топе, конечно, ботулотоксин, потому что мимика у мужчин достаточно активная и часто выражает агрессивные эмоции, а они не хотят так выглядеть.

— Мужчины приходят от случая к случаю или становятся постоянными посетителями косметологической клиники?

— Это очень пунктуальные пациенты. Если им расписываешь какую-то терапию, мужчины ответственно её проходят. Но им очень важен результат: они его ждут, и, когда получают, начинают доверять врачу.

— Живо предубеждение, что услуги косметолога — это дорого.

— Косметология — это наука, и то, что я назначаю своим пациентам, рассматриваю с точки зрения медицины. Поэтому не задумываюсь в первую очередь о стоимости, а о том, как помочь человеку с наименьшими затратами получить максимальный эффект. Когда человек откровенно говорит, что рассчитывает на ту или иную сумму, чтобы достичь желаемого результата, любой доктор постарается пойти навстречу, чтобы это было наименее затратно.

— Есть какие-то самые дорогостоящие процедуры, которые вы сейчас проводите?

— Да, конечно. Но эти процедуры назначаются по определённым показаниям — это «Альтера» (Ultherapy®), SMAS-лифтинг, нитевой лифтинг — тоже не самая дешевая процедура.

— Знаем, что в скором времени во Владивостоке пройдёт конференция для косметологов.

— Это масштабная конференция под названием «Новая косметология». Она будет посвящена новым тенденциям, новым исследованиям, актуальным темам в косметологии. Мы будем рады видеть всех специалистов. Это уже вторая наша конференция на Дальнем Востоке.

— Почему ваша клиника берётся за такие проекты?

— У нас есть идейный вдохновитель — Ирина Николаевна Голещихина (владелец клиники косметологии и превентивной медицины «Ренуво» — прим. ред.). Она позиционирует косметологию как науку. Вместе с ней мы видим в этом нашу миссию — развивать интеллектуальную косметологию

— Что значит «интеллектуальная косметология»?

— Подразумевается, что мы должны чётко понимать, какие препараты, физические или химические методы используем с конкретным пациентом, какую получаем реакцию и в каком слое кожи. Это не просто творческий процесс, мы исходим из научных исследований, дающих глубинное понимание в косметологии.

— Кто сможет принять участие в конференции?

— У нас будут не только врачи-косметологи, но и ревматологи, эндокринологи, пластические хирурги. Такой междисциплинарный подход.

— Вы собираетесь делиться опытом, как в комплексе сделать человека красивым и молодым?

— Да. Красивым, молодым и здоровым!

Фото: Семён Середа / «Вечерний Владивосток»
Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста.

Следите за новостями из мира здоровья и красоты, подписывайтесь на наш YouTube-канал (12+) и Telegram (12+).

Смотреть ещё