Логотип сетевого издания «Вечерний Владивосток»Вечерний ВладивостокСтиль жизни твоего города
СправочникЗакладки
  • Город

Истории любви старого Владивостока

Автор Полина Лаврищева
Вечерний Владивосток
Истории любви старого Владивостока
Автор фото:Игорь Бессараб

Есть мнение, что Владивосток  самый романтичный город в России. Ещё более возвышенным он был в прошлом и позапрошлом веках, когда люди могли отправиться на край света за своими возлюбленными. Четырьмя историями любви, случившимися в старом Владивостоке, с корреспондентом «ВВ» поделилась Любовь Салюк, профессиональный гид-экскурсовод.

Пётр Нестеров и Надежда Галецкая

Для Петра Нестерова, основоположника высшего пилотажа, приезд во Владивосток стал судьбоносным. На краю родины автор мёртвой петли впервые взмыл в небо, окрылённый любовью.

Находясь в Петербурге, незадолго до отъезда в артиллерийское училище, Пётр Нестеров познакомился с полькой недворянского происхождения Надеждой Рафаиловной Галецкой. Молодые люди быстро привязались друг к другу и начали строить планы на будущее. Перед отбытием Пётр, взбудораженный первой любовью, объявил родителям, что обязательно женится на Надежде по окончании учёбы.

По многим причинам женитьба могла остаться лишь мечтой. Например, по царскому закону младшие офицеры до 28 лет не могли жениться, не выплатив реверс – денежный взнос в 5 000 рублей, который служил доказательством того, что военный может содержать семью.

Любовь оказалась сильнее государственных ограничений и финансовых трудностей: чтобы жениться, Нестеров отправился служить на Дальний Восток, где государству не нужно было платить ни рубля. Надежда Рафаиловна последовала за ним, и во Владивостоке они поженились.

Любовь привела Нестерова во Владивосток, и здесь же он обрёл страсть к полётам, впервые поднявшись в небо на аэростате. После службы в 9-й Восточно-Сибирской стрелковой артиллерийской бригаде Пётр поступил в офицерскую воздухоплавательную школу. В 1912 году он совершил свой первый самостоятельный полёт.

Михаил Янковский и Ольга Кузнецова

В жизни ничто не происходит случайно. Этому существует масса подтверждений – таких, например, как случай Михаила Янковского. В студенческие годы его сослали из царской Польши в Восточную Сибирь за националистические взгляды и участие в вооружённом восстании, лишили дворянского титула и состояния. В ссылке Янковский времени даром не терял, а продолжал самообразовываться и заводить полезные и судьбоносные знакомства.

Прошло около пяти лет после ссылки, прежде чем Михаила назначили управляющим золотыми приисками на острове Аскольд, где ему удалось прогнать с отстрова хунхузов – китайских бандитов, наладить все рабочие процессы и найти свою любовь.

Янковский влюбился с первого взгляда. Свою красавицу-жену он выбрал по фотографии – такая практика презентации невест была распространена в XX веке. Владивостокский фотограф Карл Шульц показал Михаилу изображения пятнадцати девушек, среди которых он выбрал 22-летнюю Ольгу Кузнецову. Его не спугнуло и то, что девушка была бесприданницей, и то, что она на 13 лет моложе его.

Михаил нуждался в верной, не избалованной жизнью спутнице, которая бы помогала ему по хозяйству и разделяла его страсть к Дальнему Востоку.

От знакомства до свадьбы прошло всего несколько дней. Было и сватовство, и подвенечное платье, и парусный вельбот, увёзший молодожёнов на новое место жительства.

В России периоды, когда всё течёт спокойно, – большая редкость. Молодой семье на новых землях вести хозяйство удавалось с трудом: периодически приходилось обороняться от медведей, тигров и маньчжурских разбойников. Даже такие трудности не ослабили их любви друг к другу, детям и Дальнему Востоку.

Макс Кюсс и Вера Кирилленко

Макс Кюсс, мальчик из небогатой одесской семьи, в раннем возрасте овладел игрой на скрипке и кларнете, но самой большой его страстью стало фортепиано. Переломный момент его судьбы – призыв в войсковую часть во Владивостоке. Кюсса определили на службу в 11-й Восточно-Сибирский стрелковый полк вольнонаёмным капельмейстером в 1907 году. Туда Макс Кюсс сбежал от нелюбимой жены, которая мечтала, чтобы он стал приказчиком, как и её отец.

Молодому человеку предстоял долгий путь от Чёрного моря к Японскому через всю Россию. Ходит легенда, что именно по пути во Владивосток Макс Кюсс познакомился с очаровательной женщиной с внешностью гречанки и удивительными голубыми глазами – Верой Кирилленко. Она ехала на Дальний Восток к своему мужу-полковнику. Камерная обстановка купе обнажила взаимные чувства попутчиков. Любуясь чарующими пейзажами Амурского залива, Макс создал мелодию, которая завладела им, как первая любовь. Так родился лёгкий вальс «Залива Амурского волны». С взаимной симпатией жены полковника и виртуозного музыканта всё сложилось не так удачно, как с музыкой. По приезде во Владивосток они были вынуждены расстаться.

Судьба вновь свела их на балу, где Макс Кюсс, желая произвести впечатление на музу, при всех объявил, что посвящает вальс Вере Николаевне. Гости были в восторге, но вот полковник Кирилленко поспешил удалиться вместе с женой, поскольку понял, какие чувства в произведение вложил музыкант.

Вера взялась за выпуск нотного альбома, она же предложила название «Волны Амурского залива». Первое издание украшали профиль женщины и подпись «Посвящается Вере Кирилленко».

Макс Кюсс и Вера не встречались долгие годы, но любовь к ней у маэстро не исчезла. В 1931 году, узнав о том, что Вера Николаевна в Москве, музыкант стал играть вальс в разных заведениях, надеясь, что она его услышит, и они снова встретятся. Так и произошло, только Макс был уже женат.

Алексей Шефнер и Екатерина Нелединская

Алексея Карловича Шефнера знают как одного из отцов-основателей Владивостока. Капитан-лейтенант служил в Сибирской флотилии, и в 1860 году на корвете «Америка» доставил в бухту Золотой Рог команду, основавшую порт Владивосток.

Задержался на Дальнем Востоке Шефнер надолго по любовным причинам. Однажды по долгу службы Алексей Карлович оказался в Иркутске. Там на одном из вечеров Шефнер познакомился со своей будущей женой Екатериной Яковлевной. Между Алексеем и Екатериной сразу вспыхнули сильные чувства. Сложность ситуации заключалась в том, что Алексей Карлович был холост, а Екатерина Нелединская – замужем. Женщине пришлось разводиться с пожилым и влиятельным человеком, чтобы выйти за капитан-лейтенанта. Для влюблённых всё закончилось хорошо, хотя сплетни об уходе Екатерины от мужа разлетались быстро и покрывали дурной славой новобрачных. Нельзя было пойти в театр или на светское мероприятие – начались бы пересуды. Алексею и Екатерине пришлось задержаться у берегов Японского моря дольше, чем хотелось, в ожидании, когда всё утихнет. Здесь же у Екатерины Яковлевны и Алексея Карловича появились дети: двое дочерей и четверо сыновей. Пребывание на Дальнем Востоке пошло Шефнеру только на пользу: он получил множество наград и титул отца-основателя Владивостока.

Смотреть ещё