Логотип сетевого издания «Вечерний Владивосток»Вечерний ВладивостокСтиль жизни твоего города
СправочникЗакладки
  • Арт
  • Интервью

Сергей Руденок: «Главная сложность – найти сегодняшний день!»

Автор Андрей Вороной
Вечерний Владивосток

В беседе с «Вечерним Владивостоком» приморский режиссер рассказывает о подготовке амбициозного спектакля по мотивам повести М.А. Булгакова «Собачье сердце» на сцене краевого академического театра им. М. Горького, не скрывая от читателя, как легендарное произведение ставится на «сценические рельсы».

Сергей Руденок: «Главная сложность – найти сегодняшний день!»
Автор фото:Раймон Дмитрий

- Сергей, готовящийся вами спектакль «Собачье сердце» по мотивам одноименной повести Булгакова - ведь он не только приурочен к недавнему юбилею великого писателя, правда?

- Честно? Совпало. По крайней мере, в нашем случае. Даже забавно – у нас уже ведутся во всю репетиции, и тут кто-то мне сообщает: «А вы в курсе, что у Михаила Афанасьевича на днях – сто тридцать лет?» Я моментально реагирую, смотрю по справочникам и действительно – как я мог пропустить?! По старому стилю у него 3 мая, а по нынешнему календарю – 15-го! Вот так совпадение! А я, будучи, увлечен, работой даже и не заметил…

- Иными словами – волшебное, мистическое совпадение, как очень часто и бывает при соприкосновении с творчеством Булгакова?

- Судя по всему – да.

- Наследие Булгакова уже пару десятков лет является непременным «участником» современного театрального процесса. И, тем не менее, на ваш взгляд, каково место Булгакова в реальной плоскости российского театра, грубо говоря, насколько актуален Михаил Афанасьевич?

- Кто бы и что ни ставил, никогда не скажет: «О, вы знаете, мы работаем над самым неактуальным и неинтересным драматическим материалом!» Так не бывает. На мой взгляд, в России автор «Мастера и Маргариты», «Белой гвардии» и «Собачьего сердца» будет востребован всегда. Но я и не хотел бы заниматься особой риторикой по этому поводу, честно говоря. Просто надо прийти и посмотреть спектакль.

- Хороший ответ… Мы уже затронули тему «булгаковской» мистики, но что насчет специфических сложностей постановочного характера? И еще – ведь это повесть, а не пьеса…

- Главная сложность моя, как режиссера, была найти… сегодняшний день. И поскольку это повесть, а не пьеса, нам пришлось в известной мере перерабатывать исходный материал. «Собачье сердце» не драматургический текст, его нужно ставить на «сценические рельсы». И даже инсценировку, подготовленную Романом Беккуловым, я – а все режиссеры делают это – «причесывал» под свой замысел: что-то отрезал, а что-то вновь добавлял.
С точки зрения выбора и восприятия исходного материала я сразу был солидарен с руководством театра в лице Ефима Семеновича Звеняцкого. А каково оно – привычное восприятие «Собачьего сердца»? Кожаные куртки большевистских функционеров, кумачовые повязки и банты, скрипящие кирзовые сапоги, горны да барабаны и… весь этот традиционный антураж, что возникает при постановке пьес об эпохе НЭПа и первых лет советской власти. Так вот… нам этого хотелось избежать. Хотя в России, хочу подчеркнуть, НЭП – новая экономическая политика – случается, пожалуй, каждые двадцать пять лет. Один сплошной затянувшийся НЭП – что либерализация цен в перестройку, что «косыгинские» реформы 60-70-х годов прошлого века – все это НЭП…

И сейчас нашей ключевой задачей является, повторюсь, найти звучание сегодняшнего дня – и у меня, и у артистов, и у художника-постановщика Андрея Климова – до тех пор пока не будет выпущен спектакль…

Признаюсь, Булгаков и в самом деле – невероятно сложный автор. И это не смотря на всю его внешнюю легкость в восприятии читателем – на то он и Мастер! Читается-то он легко и приятно – да. Но другое дело, когда ты сталкиваешься с потребностью интерпретации его смыслов, с потребностью переноса их на сцену. Сложная, но необычайно привлекательная задача. Это не просто сыграть или поставить спектакль, скажем, в формате школьного драмкружка. Про «говорящую собачку» – попрыгать, погавкать Шарику, изобразить местами доброго, а местами сурового Филиппа Филипповича Преображенского… Такое и детишки смогут, знаете ли. Меня не это интересовало.

«Собачье сердце» – на первый взгляд смешная повесть. Но на самом деле – колоссально глубокая история, связанная с такими понятиями как революция и… эволюция. Это рассуждение о том, каким путем должно идти общество. И почему общество часто пренебрегает эволюционным путем и скатывается до революции и насилия – морального и физического…Почему это происходит? Какие результаты выявляются? Что делает Преображенский и как он борется с результатом своего неудачного опыта? Кстати, второе название у этого произведения в виде режиссерской экспликации, на мой взгляд, должно быть таким: «Ошибка профессора Преображенского». Так как в основе его научного эксперимента лежит… ошибка. Многие, полагаю, будучи поверхностно знакомы с произведением, помнят, что Преображенский не ставил своей задачей из собаки сделать человека. Он работал над проблемами омоложения живых организмов. Или точнее – над обнулением! Точно так же, как большевики работали над обнулением общества. Цель-то декларировалась благая в обоих случаях. А вышло «в один прекрасный день милейшего пса превратить в такую мразь, что волосы дыбом встают». На все эти вопросы и сам Булгаков пытается дать ответы, ищет и создает смыслы. И вслед ему идем и мы.

Стоит и помнить о том, что в свое время рукопись повести «Собачьего сердца» власти у Булгакова изъяли и… не вернули, сказав ему, что не иначе как он сошел с ума, если надеялся это опубликовать в Советской России. Правда, повесть нашла своего читателя в 1987 году и была опубликована в журнале «Знамя», пусть и не в окончательной авторской редакции – всего существовало три варианта произведения.

- Кстати, чем обусловлен необычный подбор актеров? Например, ваш профессор Преображенский непривычно молод. А Шариков, вопреки авторскому описанию, вовсе не тщедушен, а высок и плечист…

- Молодой Преображенский – это мое волевое режиссерское решение, я видел этого персонажа молодым. Его очень хорошо играет артист Андрей Касницкий. Но и не скажу, конечно, что и герой, и исполнитель – совершеннейшие мальчишки. Касницкому уже тридцать восемь лет и он играет персонажа вполне на свой возраст. Смысл решения таков – и это моя принципиальная позиция – чтобы быть умным, глубоко образованным, даже гениальным, человеком, необязательно достигать преклонных лет. Возьмем того же Стивена Джобса, Николу Тесла, Илона Маска или даже Наполеона Бонапарта – все они были молоды и талантливы. Такова и моя трактовка образа профессора Преображенского. Да и то сказать: «книжный» профессор по нашим, современным меркам не так уж и стар – ему всего лишь слегка за шестьдесят. Мужчина вполне в расцвете лет!

- А Шариков? Он же у вас богатырь!

- Относительно Шарикова, которого у нас играет статный артист Денис Неделько, то и тут я следую своей концепции. Если у Булгакова Шариков нарочито мелок телом, неказист внешностью, то в нашем случае мы пошли путем утвержденья постулата, что внешность – не главное. И даже самое неприглядное тело может хранить в себе величие духа. Есть, конечно, и трудность – Денис Неделько является артистом огромного обаяния, а ему придется играть форменного морального урода. И как-то придется это природное обаяние на время изъять – чтобы зритель не очень уж проникался к нему симпатией…

- В краевом Театре молодежи до сих пор входит в репертуар спектакль, поставленный по тому же произведению. Что на это скажете?

-  Совершенно верно. И спектакль этот был специально приурочен к 125-летию Булгакова, и спектакль этот без оговорок – хороший. И мне ничего не остается кроме как посоветовать зрителю, который искренне любит театр и Булгакова, посмотреть обе версии «Собачьего сердца». Возвращаясь к началу нашего разговора: абсолютно верно, что Булгакова ставят повсеместно и много. Не только во Владивостоке. И «Собачье сердце» в этом смысле очень популярно – чуть ли не через один российский театр его ставят.

- И сравнений не боитесь?

- Не думаю об этом. Мы с художественным руководителем театра долго искали подходящую пьесу после того, как я поставил в театре Горького «Ковбой. Король. Великолепный» Юрия Гончарова о жизни Юла Бриннера  и, наконец, Ефим Звеняцкий предложил «Собачье сердце». Роман Беккулов быстро и талантливо создал инсценировку, и я принялся за работу.

Бояться ли сравнений… Мы делаем свой спектакль. И никоим образом не пытаемся кому-то подражать, а уж тем более – конкурировать. Повторюсь, наша задача – максимальное приближение булгаковских смыслов к сознанию зрителя.


Премьера спектакля «Собачье сердце» состоится в театре имени Горького 11 и 12 июня.

Фотогалерея

Смотреть ещё