Логотип сетевого издания «Вечерний Владивосток»Вечерний ВладивостокСтиль жизни твоего города
СправочникЗакладки
  • Люди
  • Интервью

Елена Гуляева: «Я разбрасываю вещи и черпаю в этом вдохновение»

Автор Мария Стеблянко
Вечерний Владивосток
Елена Гуляева: «Я разбрасываю вещи и черпаю в этом вдохновение»
Автор фото:Андрей Михайлов

Елена Гуляева – главный художник Приморского академического краевого драматического театра имени Максима Горького. Её первая масштабная работа в театре – выставка акварелей к спектаклю «Мастер и Маргарита». Накануне премьеры мы встретились с Леной и поговорили о мистике, интригах и старости.

– Лена, ты в этом году получила такую должность… Как изменилась твоя жизнь?

– Полностью изменилась! Вообще я художник-живописец по образованию, а театральный художник – это другая специфика. Поэтому я параллельно учусь. Есть мечта поехать в Москву или Петербург, пройти курсы для театральных художников… Я бы с удовольствием повысила квалификацию.

– Ефим Семёнович подсказывает какие-то художественные решения?

– Конечно, он для меня всегда главный художник! Я всё с ним согласовываю: любой эскиз, любой набросок. Каждый свой шаг. Кстати, ему очень понравилось, что теперь афиши у нас нарисованные.

– С какими-то сложностями столкнулась в театре? Интригами?

– Меня они как-то не касаются, я всегда в стороне, всегда наблюдаю. Может быть потому, что я художник. Закрылась и работаю. Мне некогда. Я просто завалена работой, не знаю, как разрулить. Она всё накапливается, накапливается… Надо делать, делать, делать… И даже прикольно, если кто-то что-то говорит за глаза.

– Художнику ведь нужно вдохновение, а тут работа. Бывает, что не пишется, а надо писать?

– Вся моя жизнь – сплошное вдохновение!

– Ты сейчас смотришь все спектакли? Читаешь пьесы, которые ставят в вашем театре?

– «Мастера и Маргариту» прочитала, конечно. Пока рисовала иллюстрации, слушала несколько раз аудиокнигу. Знаешь, это произведение преследует меня. Ещё до работы в театре мне заказали огромную картину с сюжетом из книги….

– Вообще с постановками и экранизациями этого великого произведения Булгакова часто связана какая-то мистика, даже трагические события. У тебя не было мистических моментов во время работы?

– Нет, я как будто бы в стороне сидела, наблюдала за всем. Смотрела предварительные эскизы, которые сделал московский художник Андрей Климов для этого спектакля… Сергей Скорнецкий делал сценографию. Великолепные творцы. Счастье, что мне удаётся с ними немного соприкоснуться, пообщаться, увидеть их мастерскую работу. Я как художник наблюдаю за мастерами и учусь у них.

Для буклета к «Мастеру» я написала море иллюстраций, акварельные зарисовки персонажей… Всем понравилось, я рисовала больше и больше… А потом мы решили сделать игральные карты, потом родилась вот эта выставка в фойе… Мне приходилось брать эскизы Климова, а потом лица людей, характеры актёров и перерабатывать в иллюстрации. Кажется, это всё так легко и просто, на самом деле – тяжкий труд.

Я очень хочу привнести в театр новое. Делать декорации лучше. Моя задача – сделать всё качественнее, интереснее… Не зря же меня назвали главным художником.

– Говорят, когда «Мастер и Маргарита» шёл в театре 25 лет назад, у Светланы Салахутдиновой, которая играла Маргариту, была специальная накладная грудь, и все были уверены, что она топлес. Сейчас костюмы другие?

– Да, Андрей Эдуардович придумал такие корсетные костюмы. Ткань – как телесные чулочки. А в интересных местах у нас бисер. Издалека кажется, что девушки обнажённые. Это очень красиво.

Всё это вдохновляет: костюмы, декорации, свет. На минимум средств – максимум выражения. Декорации очень простые, но за счёт света они преображаются, такое волшебство нереальное, мне даже страшно на спектакль идти, я очень эмоциональный человек.

– Лена, давай не про театр теперь поговорим. У тебя на сайте сказано, что любимое направление – пейзаж.

– Уже нет. Сейчас у меня идёт процесс совместного творчества, я давно к нему шла, мечтала об этом. Когда не один художник работает, а несколько, это выливается в очень интересные вещи.

– А есть ли у тебя кумиры среди художников? Кто тебя восхищает?

– В нашем городе очень много прекрасных художников. Выделить никого не могу. Восхищаюсь теми, кто на разрыв аорты работает, кто самовыражается, а не просто копирует реальность. Кто привносит своё видение. Волшебное. Кто цепляет зрителя или заставляет задуматься. Такие художники меня впечатляют.

– Ты сама преподавала живопись когда-нибудь?

– Я преподавала. Сейчас нет, не хочу. Это очень тяжело – учить. Либо ты там халтуришь, либо здесь. Если ты преподаёшь и тебе это нравится, ты делаешь это блестяще. А когда хочешь заниматься творчеством, невозможно разорваться.

– В 2019 году в галерее «Арка» прошла твоя персональная выставка «Нарисованные люди», где ты поставила рекорд, написала за год очень много портретов известных людей города...

– Да, было много знаменитостей...

– ...Да, такая VIP-выставка. Портреты это ведь сложно? Многие художники переживают, что человеку не понравится...

– Я не переживаю, потому что всегда чувствую душу человека. И пишу с натуры. Все говорят: «Как ты меня видишь!». Всем очень нравится.

– Не знаю, насколько актуально, но опять же на твоём сайте написано, что ты берёшь заказы на оформление стен…

– Сейчас уже нет. Раньше я расписывала стены. Это хороший заработок. Сейчас я больше художник. Только для театра может вернусь к этому. Это чертовски сложно!

– А как Микеланджело расписывал фресками потолок Сикстинской капеллы!?

– И ему даже некогда было сапоги снять, их потом снимали хирургическим путём. Это высшая ступень творчества. Тогда у человека не должно быть семьи. Мир вокруг и мир искусства – несовместимы. 

– Я знаю, что ты когда-то оформляла обложку книги Ольги Шипиловой-Тамайо «Владивосток и другие мужчины». Нравится быть иллюстратором?

– С Ольгой мне очень понравилось работать, бабочка на обложке очень всем «зашла»: совпадение и текста, и моей работы. Это самое счастливое, когда совпадает… Ещё моя любимая детская книга «В городе моём, в городе морском», где я тоже работала иллюстратором. Считаю, это бестселлер.

– Бывает, что ты рвёшь, выбрасываешь свои работы?

– Если плохо – выкидываешь, рисуешь новое. Невозможно иначе. Мне всегда всё не нравится. Я всегда недовольна собой. Всегда! Первые года два не могла смотреть на свою работу в этой детской книге. А прошло время, смотрю: «Вот это я сделала?! Так это же круто, это шедевр!». Сейчас очень люблю эту книгу.

– А давай немного о тебе не как о художнике. Лена-не-художник, она какая?

– У меня много недостатков. Муж мучается со мной, он всё время занимается детьми, а меня никогда нет дома. Я утром ухожу, вечером поздно прихожу, тут же падаю, сплю, у меня нет сил даже поесть. Меня ругают, приходится вставать и есть. Откормил меня (смеётся). По вечерам такие ужины вкусные готовит или водит в рестораны.

Дочке не получается время уделять, она волнуется по этому поводу. Я три года с ней посидела и всё. Сейчас – няня. Или дочка, или работа. Или у неё будет мама психическая… Когда мои пацаны-двойняшки росли, я дома была. Приходилось что-то делать, готовить. Я ходила и орала: «Я – художник! Почему я должна мыть посуду?! Почему я должна варить суп?!». Маленькими они называли меня «мама-псих». Сейчас им уже 20 лет будет.

– Ого, может, скоро бабушкой станешь?

– Ну стану, так стану. Я уже представляю свою старость… У меня будет такая огромная с высокими потолками и окнами мастерская. Я томно сижу и пишу картину. У меня перстни и драгоценности с огромными рубинами. Старческие скрюченные руки и седые волосы (я их не буду красить) в шишку уложены. Я буду курить трубку с длинным мундштуком. И ко мне будут внуки приходить за советами.

– Атмосферно! А есть какие-то увлечения, не связанные с живописью?

– Очень хотелось бы танцевать. Я изредка танцую, но хотелось бы ходить на занятия.

– Шокирующий факт о тебе?

– Я разбрасываю вещи. Я могу прийти на пленэр, и вокруг меня будет разбросано всё: краски, холсты. Я как будто завоёвываю территорию. Захожу домой, как в рекламе духов, где актриса снимает с себя одежду. Только это не так красиво, и за мной идёт муж и всё подбирает (смеётся). Но я нашла в этом вдохновение. Сейчас буду рисовать свои бардаки. Ждите новую выставку!

Ещё у меня есть недостаток: я не могу распределить своё время. Должен быть чёткий план, тогда всё будет хорошо. Можно всё успеть. Тогда будет успех, будешь нормально себя чувствовать. Эта туманность выбивает меня из колеи. Особенно сейчас: у меня гора всего навалилась, мне надо полежать, отдохнуть и составить план.

– У тебя в городе есть место силы?

– Весь город…

– Море любишь?

– Бывают такие моменты, когда в голове всё засорилось, приедешь на Маяк – ветрище, волны. Стоишь - волосы развеваются, рвёт одежду, и все мысли плохие вылетают из головы. Остаются только хорошие. Это круто!

Смотреть ещё