Логотип сетевого издания «Вечерний Владивосток»Вечерний ВладивостокСтиль жизни твоего города
СправочникЗакладки
  • Люди
  • PacificMeridian
  • Интервью
  • Кино

Режиссёр фильма «Доктор Лиза» − о филантропии в России

Режиссёр фильма «Доктор Лиза» − о филантропии в России
Автор фото:Владимир Шмельков

«Доктор Лиза» (16+) − один из фильмов, открывших кинофестиваль Pacific Meridian в этом году. В киноленте показан обычный день из жизни Елизаветы Петровны Глинки, общественного деятеля, правозащитника и исполнительного директора Международной общественной организации «Справедливая помощь».

О развитии филантропии, самоотверженной помощи, проблемах восприятия и сильных людях, которые меняют мир, корреспондент «Вечернего Владивостока» поговорил с Оксаной Карас, режиссёром фильма «Доктор Лиза».

− Оксана, к сожалению, тема благотворительности в нашей стране остаётся противоречивой. Как вы считаете, с чем это связано?

− Вы абсолютно правы. К благотворительности в России относятся очень настороженно. Нет сложившейся культуры, точнее, она утрачена. Мы все помним имена выдающихся меценатов и благотворителей царской России − Мамонтов, Морозов, Бахрушин и так далее  − но таких людей просто не могло быть в СССР. Если в начале 20 века в России действовало около 11 тысяч благотворительных организаций, то в Советском Союзе всю заботу о человеке и гражданине брало на себя государство. В стране, где было провозглашены бесплатная медицина, образование, равные возможности для всех, − в благотворительности как будто бы и не было никакой нужды. Мы здорово травмированы советским прошлым: это было время, когда проблема инвалидности табуировалась, людей с ограниченными физическими возможностями старались не показывать обществу, не было пандусов в домах, не было рабочих мест для таких людей − да их, по большому счёту, вообще старались не показывать обществу. Естественно, и нужды их игнорировались. У нас как будто бы не было нищих, беспризорных, бездомных, у нас не было людей, которым необходима дополнительная медицинская помощь, потому что медицина была бесплатной, и так далее.

Кадр из фильма «Доктор Лиза». Режиссёр – Оксана Карас.

− Сейчас что-то меняется?

− Благотворительность как некая потребность общества и социальный запрос появилась с развалом Союза и формированием России как государства. Это произошло всего тридцать лет назад. Системная филантропия же возникла лишь в последние 15-20 лет. Примером может стать путь благотворительного фонда «Подари жизнь». Его возглавляет Чулпан Хаматова, сыгравшая в нашем фильме главную роль. «Подари жизнь» прошёл все этапы − от организации, к которой у людей много вопросов, до фонда с безупречной репутацией, фонда, которому доверяют. У Чулпан и её подруги, известной журналистки Кати Гордеевой, в прошлом году вышла книга «Время колоть лёд» (18+). Я очень рекомендую всем её прочитать. В ней есть ответы на многие вопросы: что такое благотворительность, для чего она нужна, за что борется, как всё это работает и как не работает и почему. Книга написана в форме диалога Чулпан и Екатерины. Она легко читается, вы будете и плакать, и смеяться, при этом в ней есть много очень искренних и мощных откровений, к которым хочется возвращаться. Настороженное отношение людей к данной теме постепенно меняется, и, безусловно, такая тенденция радует.

− В обществе бытует мнение, что люди, оказавшиеся на социальном дне, сами виноваты в своих проблемах и должны выбираться оттуда самостоятельно.

− Несомненно, такое отношение есть. Например, один из героев фильма говорит: «Они сами оказались в этом говне, не надо их оттуда вытаскивать». И это тоже позиция, её можно понять. А бывают ситуации, когда человек, который нуждается в помощи, обесценивает проблемы и горе людей, попавших в не менее сложную ситуацию. То есть сочувствие и понимание чужих проблем как своих не рождается автоматически. Эмпатия не возникает сама собой только потому, что вы пережили нечто подобное. Всё это вещи трудно диагностируемые, и мало кто знает, как он поведёт себя в подобных обстоятельствах.

В фильме «Доктор Лиза» мы пытались понять: что с нами происходит, куда мы идём? Насколько мы готовы и открыты к состраданию? Есть ли у нас потребность сердца помогать другому человеку? Ведь это должен быть не просто отклик, когда ты видишь, что другому человеку плохо, и реагируешь на это одноразово, импульсивно, а именно постоянная, базовая потребность помогать людям. Я, конечно, оптимист и считаю, что развитие такого качества в себе − необходимая ежедневная практика, и нужно к этому стремиться.

− Это очень здорово и очень тяжело, как мне кажется. Далеко не каждый способен на такие поступки.

− То, о чём вы говорите, − очень важная проблема. Мы часто не откликаемся на призыв о помощи, надеваем некую маску или создаем искусственную дистанцию, чтобы оградить себя от сильных переживаний. Ведь столкновение с чужим горем всегда связано с чувством собственной уязвимости, смертности. Нам жалко и другого человека, и себя. Иногда люди просто не способны реагировать на такую большую боль, на страшные потрясения, которые происходят в жизни других. Я понимаю, что для некоторых пройти мимо – это способ сберечь себя, потому что, если они откликнутся и начнут тратиться, подключаться, то произойдет катастрофа − они не справятся. Чужое горе тоже может сломать.

Поэтому я преклоняюсь перед такими людьми, как Елизавета Петровна Глинка, как Чулпан Хаматова, которые, ежедневно сталкиваясь с человеческим горем, откликаются на него. Их сердце не черствеет. Они способны пропускать чужую боль через себя, проживать её и оставаться людьми. Для этого нужна огромная внутренняя сила и вера в своё дело.

Автор Елизавета Илюшина
Автор:Елизавета Илюшина

Смотреть ещё