Логотип сетевого издания «Вечерний Владивосток»Вечерний ВладивостокСтиль жизни твоего города
СправочникЗакладки
  • Люди
  • Интервью

Сергей Соловьёв: БУК, амбиции и рок-н-ролл

Автор Антон Вальтон
Вечерний Владивосток
Сергей Соловьёв: БУК, амбиции и рок-н-ролл
Автор фото:Александр Хитров / «Вечерний Владивосток»

Сергей Соловьёв – человек, который сумел вернуть молодёжь в городские библиотеки. И это неудивительно – ведь он заведовал ими в течение шести лет. А ещё он успел организовать приезд во Владивосток многих звёзд и даже выступить на Красной площади с группой «Туманный стон». Сегодня он не только заведует Научной библиотекой ДВФУ, но и периодически даёт рок-концерты.

В интервью корреспонденту «Вечернего Владивостока» Сергей рассказал о гастролях по стране, планах на нобелевских лауреатов и «просветительской» лени.

Сергей, вы совмещаете такие разные занятия – рок-музыку, промоутерскую деятельность и руководство библиотекой. Это наводит на мысль, что и к самой жизни вы относитесь как к рок-н-роллу, где нужно попробовать всё. Это так?

– К жизни я отношусь достаточно серьёзно – всё-таки для меня важно что-то оставить после себя. Я имею в виду не накопленный капитал или прижизненные памятники. Всё гораздо проще: мало кто может похвастаться, что при его участии в городе появились приличные современные библиотеки.

Для меня это важнейшее достижение последних лет – так же, как и рождение дочери. Я понимаю, что как минимум какую-то часть жизни прожил не зря, и в нашем городе теперь есть, где взять почитать хорошие книги.

Уверен, что эта ситуация изменила Владивосток в лучшую сторону. За время нашей работы открылось как минимум пять книжных супермаркетов площадью в тысячи квадратных метров, появился интерес к литературе и масса связанных с этим проектов.

О музыке. В своих интервью вы упоминали, что к 25 годам успели добиться всего, чего желает молодой музыкант, выпустить хороший альбом, выступить на Красной площади, сняться на «Мосфильме». А можно поподробнее?

– В 1998 году я только закончил ВУЗ, и мне поступило предложение: «Бери гитару, поехали за «Мумий-Троллем» покорять «музыкальный Олимп», потому что продюсер Леонид Бурлаков и Илья Лагутенко вкладывают деньги в группу «Туманный стон»!». Любой, кто мало-мальски играет на гитаре и вообще имеет отношение к музыке, долго бы не думал, как не думал и я – взял гитару и полетел. За два года объездил всю страну.

Я играл на Красной площади: тогда там выступали «Танцы Минус» и «Touch and Go», а хедлайнером была Земфира – мы играли как раз перед ней.

Клип «Грустная» с первого альбома «Туманного стона» мы записывали на Мосфильме. В кадре нет музыкантов, кроме лидера группы, но для участников этого процесса всё тоже организовали по высшему классу. Нас привезли на студию и определили в комнату отдыха: «За час до вас тут ждал своего выхода Александр Абдулов». Ведут в павильон: «В этом павильоне снимали…» – и длинный список фильмов.

Сейчас кажется, что в любом городе, прямо на обочине можно увидеть, как снимают клипы – камерой GoPro или хорошим фотоаппаратом. А в 1998 году было ощущение, что ты попал в Голливуд: тут тебе и настоящая плёночная камера, и рельсы – всё взаправду.

Не кажется ли вам, что сейчас представление о музыкальном успехе иное, чем в эпоху цифровой дистрибуции и мировой славы «Мумий Тролля»?

– Ну и что? Думаю, если бы со мной не произошло того количества событий, в моей жизни не было бы и всего остального. Да это и не закончилось по возвращении из Москвы – с тех пор мы с друзьями-музыкантами выпустили пять альбомов.

Вы рассказывали, что в своё время поступили на филфак из-за лени и книг для того, чтобы можно было просто читать и получать стипендию. А какую роль в вашей жизни играет лень вообще?

– Это больше бравада, и я чаще всего произношу фразу про лень перед школьниками на лекции по литературе, когда стараюсь мотивировать их на самостоятельное чтение книг в программе.

Уже после окончания университета я понял, что любая учёба – это труд. Возможно, что учиться на филологии легче, чем на физмате или, к примеру, в военном вузе. Но «расслабоном» я бы это не назвал.

С другой стороны, именно это образование приучило меня смотреть фильмы великих режиссёров или читать книги талантливых авторов – те, до которых я ещё не успел добраться. Я каждую неделю изучаю то, на что не хватало времени, или просто перечитываю любимое, например, Довлатова – даю себе возможность «полениться» таким образом.

Вам «достались» владивостокские библиотеки с возрастными работниками, интернетом по 33 рубля за полчаса и «советским» ремонтом. Передавали вы их с коворкингами, молодой аудиторией и комиксами на полках. Сейчас, когда вы сменили место работы, наверное, можно признаться, что вы испытали, когда впервые погрузились в эту систему изнутри?

– Тогда, конечно, я был в агрессивной позиции максималиста, восклицал, что «всё умерло», и первые полгода мы с библиотеками «привыкали» друг к другу. Плюс в систему я пришёл не один: мы сформировали команду из коллег, с которыми работали, в том числе в сфере entertainment. Да и, строго говоря, сдал я её не в идеальном состоянии – в 2019 году ещё около семи библиотек требовали ремонта.

Могу сказать, что неудовлетворительным состояние библиотек в 2013 году было не по вине сотрудников. Хотя, конечно, их пыл в те времена был слабоват. Но всё равно «чужих» людей среди них практически не было.

Думаю, что если бы на тот момент у чиновников была возможность сдавать в аренду всё, что им хотелось, библиотеки могли бы исчезнуть как класс. Когда мы стали заходить в эту сферу со своими проектами, нам предлагали просто радоваться получению зарплаты, потому что считалось, что в читальные залы никто не пойдёт.

В общем, на должность директора библиотек я заступал со скандалом, но в итоге мы как-то договорились.

Связан ли ваш переход из городской системы в ДВФУ с разочарованием в художественной литературе?

– Нет, это связано исключительно с теми возможностями, которые сейчас появились у университета и у региона в целом.

Во Владивостоке осталось всего пять библиотек, которые надо привести в порядок, – чаще всего расположенных в отдалённых районах на первых или цокольных этажах старого жилого фонда. Нынешняя команда городской библиотечной системы способна сдать их в нормальном состоянии за год: у нас ведь советское наследие, помещения примерно одинаковые, так что достаточно типового проекта, приспособленного к конкретному району.

Это не та работа, для которой нужен именно я. А вот у ДВФУ нет библиотеки. Сейчас в мире нет, наверное, ни одного университета, где не было бы библиотеки. Так что тут есть возможность построить систему с нуля и сделать её лучшей.

Мы можем сделать так, что нобелевский лауреат из Юго-Восточной Азии решит не ехать в Москву, в Российскую государственную библиотеку, а предпочтет кампус ДВФУ, где можно спокойно жить и быть визит-спикером, и где есть библиотека, которая предоставляет прямую связь с крупнейшими учреждениями мира.

Каковы ваши отношения с Владивостоком? Считаете ли, что вам удалось повлиять на его развитие?

– Во Владивостоке очень хорошо видно людей: уже после пары минут разговора с человеком становится понятно, стоит иметь с ним дело или нет.

Опять же трудно отрицать красоту города. Он очень изменился: появились ДВФУ, Золотой мост и многое другое. Радует и то, что местные культурные институты развиваются достаточно быстро.

Что касается влияния на город, то можно вспомнить выпущенные альбомы. В 2016 году мы записали сборник «классических» панковских песен «Туманного стона» – считаю это большим вкладом в культуру Владивостока. На музыку, которую писали в соавторстве, мы выпустили два альбома группы «Листья травы».

Ну, и за каждую библиотеку мы буквально бились. Понятно, что у всех на слуху библиотека «БУК», с которой что-то сделать получилось только на третий год, потому что там была обустроена детская библиотека-салон.

В самом начале мы провели исследование и выяснили, что использовать её в таком качестве неправильно: там, где она расположена, всего два жилых дома и, собственно, детей там очень мало.

Сразу было понятно, что её нужно переделывать под возрастную аудиторию от 16 до 40 лет. Проект же изначально был другой – с более выраженным уклоном в историю, потому что буквально напротив библиотеки раньше была городская управа с первым в городе библиотечным кабинетом.

До 2016 года нам пришлось отремонтировать пять других библиотек, чтобы доказать администрации, что предлагаемые изменения в «БУКе» нужны. Очень важно было «раскрыть» городу библиотеки, и нам это удалось.

Смотреть ещё