Логотип сетевого издания «Вечерний Владивосток»Вечерний ВладивостокСтиль жизни твоего города
СправочникЗакладки
  • Люди
  • Интервью

Соня Ахоян: «Джаз-бар «Syncopa» – это рискованный проект»

Соня Ахоян: «Джаз-бар «Syncopa» – это рискованный проект»
Автор фото:Люсине Игнатова / «Вечерний Владивосток»

Джазовые фестивали, концерты на форте Поспелова, выступления уличных музыкантов – во Владивостоке практически везде звучат сложные, но красивые джазовые композиции. В такой атмосфере обязательно должна возникнуть идея рождения некоего клуба для любителей этого музыкального жанра. Как открыть такое заведение, что можно сделать, чтобы джаза стало ещё больше, и какие проблемы есть у этого музыкального жанра, в интервью корреспонденту «ВВ» рассказала хозяйка джаз-бара «Syncopa» Соня Ахоян-Бирюкова.

Только человек, который искренне любит джаз, мог открыть «Syncopa». Как пришла идея создать джаз-бар?

– Идея появилась, когда я училась в театрально-музыкальном университете в Нью-Йорке. Там было много джаза, поскольку он – основа музыкального театра. Однажды я случайно заглянула в один из многочисленных джаз-баров города, его атмосфера мне очень понравилась. А со временем я полюбила и музыкантов, и эмоциональную джазовую импровизацию.

Когда вернулась во Владивосток, то поняла, что здесь джазом вообще не пахнет. Считала, что у нас это никому не нужно. Однажды поделилась со знакомым идеей открыть джаз-бар и своими страхами. Он ответил: «Пока не откроешь, не узнаешь». Его слова просто засели у меня в голове.

На сегодняшний день у нас уже несколько истинно джазовых групп, и это не просто фанк, кавера или золотые джазовые стандарты, а профессионалы уровня Чарли Паркера и Диззи Гиллеспи.

Это был рискованный проект, но уже сегодня можно сказать, что он удался.

Точно удался! Ваши двери открыты для всех жанров или только для околоджазовой тусовки?

– Настоящий джаз начал звучать у нас сравнительно недавно. Сейчас мы пришли к концепции качественной, интересной музыки. У нас не играет попса, рок, то, что крутят по радио. Если это всё-таки кавер, то он авторский, над ним долго работали.

Джаз – сложная музыка. Как научиться разбираться в ней?

– Слушать разных исполнителей, слышать ритм, рифы, соло, аккорды... Я буквально недавно начала хоть как-то угадывать, кто именно играет из больших джазменов. Раньше я просто узнавала, что это бибоп, а сейчас уже слышу, что это Чарли Паркер.

Ты можешь назвать себя самым большим поклонником джаза во Владивостоке?

– Нет, я только начинаю свой путь. Недавно спрашивала у саксофониста Алексея Колобова про разницу между хард-бопом и бибопом. Я её вроде слышу, а вот как описать, не знаю. И он мне всё это объясняет. Я рада, что есть люди, которые любят джаз больше меня.

Кто твои любимые джазовые исполнители?

– Из вокального джаза это, однозначно, Нина Симон, я просто тону в её голосе. Из бибопа люблю коллаборацию Диззи Гиллеспи с Чарли Паркером. Ещё нравятся Джон Колтрейн, Дэйв Брубок. А вообще надо свои пластинки посмотреть (смеётся).

У тебя были джазовые разочарования?

– Да. Бывает, играет джаз в Spotify (12+), а там какие-то молодые ребята, которые не слышат друг друга. Переключаешься и даже не запоминаешь, кто это.

Как-то был показательный случай. Я посмотрела проморолик группы – вроде бы классные ребята. Но когда они приехали к нам и начали играть, мы со звуковиком не смогли понять музыку: как будто все трое играют разные вещи. Всегда надеешься, что так и было задумано, что у группы суперсложный ритм, но всё сводится к тому, что это звучит просто некомфортно. А если джаз неприятно слушать, то какой в этом смысл?

Джазовый фестиваль помог в раскрутке джаз-бара?

– Два с половиной года назад, когда мы только открылись, как раз проходил этот фестиваль, и его организаторы предложили нам посотрудничать. Тогда многие музыканты, которые в нём участвовали, играли и у нас. В Приморской краевой филармонии рассказали о нас публике, и эта медийность очень помогла на старте. На следующий год мы снова хорошо посотрудничали. И в этом году тоже, хотя фестиваль и был менее масштабным. Это крутая джазовая коллаборация. Нам она очень идёт (улыбается).

Как знаменитый Игорь Бутман отреагировал на приглашение сыграть в вашем джаз-баре?

– С Игорем Бутманом получилось интересно. Мы пригласили его выступить – он, естественно, не согласился играть в «каком-то баре», а стоимость его выступления для нас была слишком высока. Тогда я позвала Анну Алеко (бывший директор Приморской краевой филармонии – прим. ред.) и оркестр Бутмана просто поужинать у нас после концерта. После этого Игорь всё-таки решил, что нужно сыграть, причём прямо сейчас. К тому времени гостей уже было мало, но ребята всё равно имели огромный успех. Оркестр сыграл так, что я была на седьмом небе от счастья.

Были ли какие-то ещё интересные истории?

– Недавно мы привозили итальянский квартет «Satoyama» – классные молодые ребята с альтернативным джазом. На тот момент в Италии бушевал коронавирус, а у нас только начинался карантин. Итальянцы отыграли – и застряли во Владивостоке на четыре дня. В результате – успели сыграть у нас джем с местными исполнителями.

Когда во Владивосток приехало трио Арка Овруцкого, которое выступало в филармонии, объявили о закрытии всего общепита в Москве. В результате ребята решили остаться, потому что не было смысла возвращаться в столицу. Мы оперативно сняли им квартиру, и они здесь жили и играли у нас просто ради любви к искусству.

Как обстоят дела с джазом во Владивостоке?

– Проблема джаза в том, что у него априори узкий круг поклонников. Из-за этого джазовый концерт стоит дешевле, чем рэп или поп-выступление, а гонорары у джазменов – меньше, чем у других. Музыканты предпочитают спеть какую-нибудь ерунду, за которую заплатят в пять раз больше.

Мне бы очень хотелось, чтобы люди понимали, насколько это клёвая и сложная музыка, – и были готовы платить за джазовый концерт больше. В Европе вход в джаз-бар стоит от 25 евро, а во Владивостоке – три-четыре евро. Когда билет на приглашённых исполнителей стоит три тысячи рублей, нам пишут, что это дорого.

Ещё хотелось бы, чтобы музыканты развивались, чтобы их ценили, у них была мотивация расти и становиться лучше.

Что можно сделать, чтобы развить джаз в Приморье?

– Хочется снимать клипы наших музыкантов и раскручивать их в интернете, чтобы видео смотрели не только наши подписчики в Instagram (12+). Хочется, чтобы эта музыка разлетелась по всему миру, потому что во Владивостоке есть очень крутые музыканты.

Автор Дарья Наумец
Автор:Дарья Наумец

Смотреть ещё