Логотип сетевого издания «Вечерний Владивосток»Вечерний ВладивостокСтиль жизни твоего города
СправочникЗакладки
  • Люди
  • Звёздное интервью

Стендап-комик Иван Абрамов: «На сцене должна быть химия»

Автор Яна Коноплицкая
Вечерний Владивосток

Его называют интеллигентным комиком за отсутствие шуток ниже пояса, но он яростно открещивается от этого ярлыка. Он снискал любовь поклонников за тонкий юмор, жизненность ситуаций и невероятную артистичность, которая позволяет ему пародировать одинаково гениально и президента Беларуси, и отпетых хулиганов. Стендап-комик Иван Абрамов прилетел во Владивосток с программой «Большой ребёнок» (16+), в которой каждый зритель вспомнил себя ребёнком в России в 80-90-е годы. В конце свой концерт он назвал сеансом психоанализа, и в беседе с журналистом «Вечернего Владивостока» стало понятно, почему.

Стендап-комик Иван Абрамов: «На сцене должна быть химия»
Автор фото:Илья Аверьянов

– Вы не в первый раз выступаете во Владивостоке, наверняка, изучили местного зрителя. Какие шутки у нас ценят?

– В каждом городе одни и те же – про самих жителей и их город. То, что в городе больше всего волнует, то больше всего и зацепит. На моём концерте выступал на разогреве местный стендап-комик Сергей Агафонов. Хороший очень, кстати, он всё про местную тематику шутил и очень хорошо «зашёл» зрителю.

– Вы выступаете по всей России. Отслеживаете региональный стендап?

– У меня нет времени на это, если честно. Я приезжаю, мне давать концерт, и вечером я не могу пойти в местный стендап-клуб. Могу отслеживать только по разогревающим ребятам. Где-то очень хороший стендап, где-то видно, что ребята только начинают. Лучше всего пока Питер и Москва, естественно. Ростов, Краснодар – у них хорошие школы. Вчера для меня было удивлением, что у Сергея все шутки «зашли» залу.

– По вашим наблюдениям, региональный стендап и в целом юмор отличаются от столичного?

– В Питере, Москве, Екатеринбурге больше любят политические шутки. На юге больше заходит какая-то бытовуха хорошая и… животина.

– Животина?

– Да. Про анальный секс, к примеру. Что-то такое живое, что все такие: «Ой!» А на юге такие: «Да!» Там более открытый зритель.

– С чем это связано, как считаете?

– Наверное, с местным менталитетом. Некоторым городам присуща чопорность, например, в Казани. Для меня казанцы самая сдержанная публика. Иногда ты выходишь на сцену и думаешь, может, тебя плохо слышно? У них смех такой, знаете, сквозь нос. Но потом они тебе пишут: «Очень всё понравилось».

– Вы, как говорят, потомственный интеллигент и получили весьма строгое образование…

– Нет! Я не эстет, не потомственный интеллигент. Это всё неправда. У меня батя с матерью простые работяги были. Знаете, откуда этот ярлык интеллигентного комика? Плашку делали на ТНТ и задались вопросом: «А как Ивана охарактеризуем?» Нужно было амплуа. Единственная правда из того, что там было, это то, что я МГИМО окончил. Я не знаю трех иностранных языков. И я не люблю какао больше, оно на почки плохо влияет. Его надо только в детстве пить и сильно молоком разбавлять.

– Приоткройте секреты своей профессии. Расскажите, как вы обкатываете свои шутки, чтобы убедиться, что они смешные?

– На вечеринках. На пятьдесят человек бар любой, каждый день выступаешь, обкатываешь шутку. Я ещё на концертах обкатываю, включаю новые шутки в старые блоки, чтобы было самому интересно, чтобы у меня была искорка в глазах. Старый материал неинтересно рассказывать, и зритель чувствует это.

– В этот раз вы приехали с программой «Большой ребёнок». В ней много отсылок к психоанализу и к вашему психоаналитику. Чего здесь больше: хайпового тренда или личной истории?

–Я не иду за трендом. Всё, что есть в программе, это моё личное. Я занялся психоанализом, потому что мне было плохо жить с самим собой, вот и всё.

– С какими проблемами обратились к специалисту, если не секрет?

– Злопамятность, обидчивость, зависть. Маниакальное преследование своих обидчиков (смеётся). Обидчиков, которых в своё время не покарал господь и государство, а хотелось бы какой-то вендетты. И с этой вендеттой ты живёшь двадцать лет, тебе становится хреново, хочется избавиться от этого, а разные приёмы не помогают. Психотропные вещества не использую принципиально, они желудок портят сильно, а желудок – это наш иммунитет.

– Свои скетчи вы перемежаете музыкальными номерами, где вы играете и поёте. У вас есть музыкальное образование?

– Упаси боже, нет, я же гений (смеётся). Всё, что я делаю, очень просто. Любой человек, который закончил музыкальную школу или училище, знает, как это делается. Это легко. Просто надо понять, в какой гармонии какие аккорды. Бит сделать, как на синтезаторе, это вообще проще простого. Я очень примитивно всё делаю. В стендапе чем проще, тем лучше. А вот если оркестр сзади поставить – не факт, но может быть, это когда-нибудь случится – то это будет уже перегруз. В этом жанре главное не музыка, а мысль, которую ты доносишь в тексте. Музыка – это уже обрамление.

- Но вокал у вас великолепный. Что это за пламенный привет из советского кинематографа – целый номер в программе про фильм «Д’Артаньян и три мушкетёра» (0+)? Что для вас это кино?

- Это моя любовь. Я не буду утрировать, но я пересмотрел его больше ста раз. Я имею в виду фильм 1979 года.

- Почему именно этот фильм?

- Нравится всё от и до. Музыка Максима Дунаевского, слова Юрия Ряшенцева. Вокал. Актёрский состав. Какая химия была между этими четырьмя мушкетёрами! Они до сих пор встречаются – потому что была эмоциональная связь друг с другом. Всегда проект получается классным, если есть химия между участниками. Почему «Прожекторперисхилтон», первый сезон получился смешным? Потому что участники шоу друг друга любили. Точно также Смирницкий, Смехов, Боярский, Старыгин друг друга любили по-мужски. В этом кино они раскрылись полностью как актёры.

В КВН зачастую побеждают команды друзей, и это логично, потому что есть творческая химия. Никогда не буду работать с человеком, с которым у меня нет химии, потому что проект получится, где я смотрю в пол, потому что мне с ним неловко.

В «Трёх мушкетёрах» химия была на каждом эпизоде. Я его смотрю каждый раз, когда испытываю стресс. Для меня это как терапия. Завтра важные съёмки, я смотрю «мушкетёров» и успокаиваюсь. Это психологический момент: мы любим смотреть старые фильмы, потому что знаем уже там всё, и не стрессуем в ожидании сюжетных поворотов, а уже знаем, что за чем идёт, и это успокаивает. Я могу очень долго рассказывать об этом фильме.

– Раньше КВН был на пике популярности, сейчас стендап. В чём принципиальная разница между этими направлениями?

– Мне кажется, на пике популярности КВН был в начале нулевых и в конце девяностых. Разница в том, что стендап более честный жанр, более искренний. Ты говоришь то, что ты хочешь, а не то, что можно, или что хотят услышать люди в партере, в жюри. КВН – это больше про жюри, про Александра Васильевича, про подарки. Про что-то, что не сильно связано с тобой. Ты в образе. Очень редко, когда КВНщик на сцене такой же, как в жизни.  А стендап-комик такой же, как и в жизни в большинстве своём. Стендап больше про правду.

Смотрите выступления Иван Абрамова в шоу «Stand Up на ТНТ» (18+) – c понедельника по четверг в 23:00 и в воскресенье в 22:00.

Смотреть ещё