Логотип сетевого издания «Вечерний Владивосток»Вечерний ВладивостокСтиль жизни твоего города
СправочникЗакладки
  • Люди
  • Интервью

Константин Шестаков: желания жителей Владивостока совпадают с моими собственными

Автор Андрей Островский
Вечерний Владивосток

После первого месяца работы в должности исполняющего обязанности главы администрации города и в канун дня рождения города Константин Шестаков ответил на вопросы нашего корреспондента.

Константин Шестаков: желания жителей Владивостока совпадают с моими собственными
Автор фото:Дмитрий Раймон, и.о. главы администрации города Владивостока Шестаков К.В.

- Константин Владимирович, пойдем с начала: вы же наш, местный?

- Да, родился во Владивостоке, во 2-м роддоме, на Чуркине. Сам я со Второй речки, из роддома приехал на Русскую 64, в том районе прожил почти всю сознательную жизнь, за исключением тех лет, когда мы перемещались за отцом, по местам его учебы и службы, когда он учился в Санкт-Петербурге и служил на Камчатке. А все остальное – Владивосток, Вторая речка, Русская, потом Енисейская, Некрасовская. Жизнь сложилась так, что отец теперь живет в Томске, я его давно не видел. А мама, да, так и живет во Владивостоке, работает, она главный врач поликлиники.

- Работа главврача – не сахар, а уж в ковидные времена – вдвойне не сахар…

- …да уж… Она одной из первых открывала ковидный амбулаторий, и они принимали самое активное участие и в первую волну, и дальше.

- А что мама сказала, узнав о вашем начале работы в должности и.о. мэра?

- Для нее, конечно, это очень волнительно было, она и до сих пор волнуется. А единственное напутствие, которое от нее прозвучало – это она сказала: сыночка, я тебя умоляю: только не бордюры!..

- Мама у вас остроумная и мудрая женщина!

- Как и для любой мамы, для нее это момент очень серьезный, очень волнуется за меня, следит за мной в соцсетях, смотрит, кто и на что и как реагирует. Переживает все время…

- Могу себе представить. Город-то маленький, все про всех всё знают и всё обсуждают. Да и вообще, в любом, мне кажется, городе мэр всегда, что называется, под обстрелом. И она наверняка в транспорте или магазине или еще где-то может слышать обрывки разговоров, когда говорят: мэр такой-сякой, дороги плохие, то не так, это не эдак…

- Конечно, что уж тут поделать. Но она знает, что на любой должности, на которую я приходил – приходил всегда за результатом. И это неизменно и сейчас. Да и сейчас, мы рядом живем, теперь уже на Прапорщика Комарова, я часто к ней захожу и всегда рассказываю о каких-то своих планах, в том числе и совсем заоблачных. Конечно, ей все это очень любопытно. Она многое поддерживает, но порой и критикует, спорит…

Также же, как и я, она надеется, что если я проработаю этот период – до выборов и далее, 4 года, то для Владивостока это был бы хороший период, когда действительно могли бы быть реализованы важные и значимые вещи. Все-таки я живу в этом городе всю жизнь, и мне все понятно – все желания жителей города абсолютно совпадают с моими собственными. У меня есть такое внутренне ощущение, знаете – «Я хочу, чтобы: …» и далее, через запятую огромный перечень дел, мероприятий, задач…

- А когда вы пришли в это здание, в этот кабинет – не страшно было?

- Нет. Все абсолютно понятно. Вот искренне: 15-летний опыт работы на госслужбе позволяет так говорить. Многие считают, что надо разбираться в разных точечных вещах, ну, например, связанных с коммунальным хозяйством… Задачи-то у главы, безусловно – разбираться. Но главная задача – создать работающую систему. Следом – определить те болевые точки, которые есть и в тактике, и в стратегии; параллельно надо определиться в ресурсами.

Почему, допустим, мы пошли по направлению ЦУРа? Потому что это возможность понять рейтинг сиюминутных проблем. Ресурс ж не бесконечный. Поэтому надо для себя определить те направления, которые важны для людей сейчас, в моменте. Это, если мы говорим о тактике.

А по поводу стратегии мы определились, и это было одним из моих первых поручений: разработка программы социально-экономического развития. И это должен быть не пустой документ: мне крайне важно не отступать от выбранной стратегии и плана, по которому мы пойдем.

- Тут, наверное, главное – степень его реалистичности?

- Да. Надо свести и людские ресурсы, и финансовые, и те задачи которые стоят перед нами. Ну, к примеру, взять направление тепловых сетей или сетей водоканала. Потому что тот же ВПЭС – один из держателей большого объема тепловых сетей и части сетей водоснабжения, - это данность на текущий момент. И когда мы говорим, что текущее состояние этих сетей, мягко говоря, печальное, а износ крайне велик, и объем необходимых средств очень серьезен, то понятно, что нужно принимать какие-то экстраординарные меры. Например, если бы по тепловым сетям на концессию выходил не муниципалитет, а субъект (край), то, поверьте, к субъекту с куда большим интересом пришли бы предприниматели, которые готовы поиграть на этом направлении, потому что для них это абсолютно понятный бизнес.

По водоканалу, по большому счету, ровно такая же ситуация.

С муниципалитетом же работать серьезному бизнесу значительно сложнее, потому что мы гораздо скромнее в своих возможностях.

Поэтому сейчас с коллегами из правительства края мы разработали совместный план, по которому мы передаем все эти сети в субъект. В первую очередь, для того, чтобы мы более эффективно и на другие цели использовали свой бюджет, его высвободившиеся ресурсы. Ну а наши старшие товарищи из правительства края могли бы использовать и свой ресурс, и привлеченный ресурс концессионных соглашений на этих направлениях.

Тут все просто: если б этим занимался Владивосток, мы бы это растянули на астрономическое количество лет. И край действительно в этом ключе может нам крепко помочь.

Понятно, что в рамках полномочий мы стараемся экстренно реагировать на те внештатные ситуации, которые возникают. Но для того чтобы комплексно решить этот вопрос, нужны совсем другие силы.

- Край слышит эти пожелания?

- Да. И это очень важно. Потому что таких направлений – системных – очень много. Ну например, благодаря помощи края очень крепко обновился автобусный парк ВПОПАТ. Сто единиц техники! Совершенно другие возможности на рынке – теперь фактически ВПОПАТ задает стандарты. И предпринимателям здесь приходится считаться, это хорошая конкуренция.  Теперь мы уже можем говорить о совершенно ином подходе к контрактам, которые мы будем заключать на маршруты, и к тем требованиям которые мы заложим в конкурсную документацию. Мы сможем предложить более длительный период контракта, для того чтобы предприниматели видели перспективу, горизонт планирования, могли брать автобусы в лизинг. Потому что работать в рамках только календарного года это, согласитесь, тяжело.

- Закон позволяет?

- У нас же трехлетний бюджет. И в рамках этого бюджета мы можем маневрировать. Пока – это три года. Дальше – посмотрим.

- Константин Владимирович, а объясните мне, пожалуйста, как обычному, досужему горожанину значение слова «концессия». В последнее время я вижу это слово в пресс-релизах, которые выходят из стен мэрии, в частности по Минному городку, по Спортивной гавани. Что это значит для города и предпринимателя? Какие возникают обременения? Каковы обязательства сторон?

- Попробую коротко. Первое и ключевое: в рамках заключенного концессионного соглашения имущество, которого касается это соглашение, никогда не уходит из собственности муниципалитета.

Вот сейчас, например обсуждалась набережная Спортивной гавани. Она навсегда будет муниципальной. Я подчеркиваю: навсегда! Что дает нам концессия? Она дает нам возможность в моменте, в очень короткий промежуток времени привлечь значительный объем средств, которыми не обладает муниципалитет, для того, чтобы реконструировать набережную. Есть определенный срок, который прописан в бизнес-модели (которая, в свою очередь вложена в это концессионное соглашение) – 10-15-20 лет, в течение которых ты «отобьешь» и заработаешь. И этот срок должен быть обозначен, и мы должны с ним согласится, понимая, что все интересы муниципалитета соблюдены. А муниципалитет – это интересы жителей города.

Есть несколько разных механизмов. Например: компенсация может идти из муниципального бюджета, к примеру, за 15 лет мы его компенсируем по факту вложенное; каждый год некая фиксированная сумма, когда мы ему закрываем не только средства вложенные в реконструкцию, но и те, что он тратит на эксплуатацию этого объекта. А он должен вложить разом. То есть эффект от реализации мы должны увидеть через год-два.

Еще вариант – выделяются территории, на которых бизнес в течение этих 10-15 лет будет зарабатывать (общепит, торговля и т.д.)

Но когда мы говорим о реконструкции набережной, мы понимаем, что объем средств очень приличный, а потому постараемся привлечь еще и средства Федерации.

- А есть возможность?

- Да. Есть возможность привлечь капитальный грант, в том числе и при поддержке Юрия Петровича Трутнева, которую мы постоянно ощущаем.

- Когда мы говорим о Спортивной набережной, что мы имеем в виду от и до?

- Это территория, начинающаяся условно от пляжа ДВВИМУ и идущая в сторону Кунгасного.

- Это было б здорово! На днях обсуждали с коллегами мрачный бетонный забор сразу за «Олимпийцем» - он уже стоит лет десять, если не больше, и никакого шевеления за ним все эти годы не видно…

- Уже! Уже на нас вышел предприниматель, который сейчас является арендатором этого участка, он хочет строить гостиницу, которая станет буквально продолжением «Олимпийца», и он хотел бы также поучаствовать в концессии, чтобы продолжить эту набережную, насколько там будет позволять фактическая свободная земля. Во всяком случае мы точно понимаем, что ближайшие 500 метров – это точно возможно. А плюс 500 к набережной – это совсем не лишне.

Поэтому повторюсь: а) все железно остается в муниципальной собственности; б) есть возможность получить результат здесь и сейчас; в) не все ложится на плечи муниципалитета – есть направления, из которых концессионер извлекает прибыль, чтобы компенсировать свои затраты.

- И этот же механизм будет работать и на Ахлестышева, и в парке Мингородка и так далее?

- Да, все одно и то же. Есть направление, которое работает немного по-другому, это как раз направление, связанное с сетями ЖКХ. Там механизмы немногие иные, давайте пока вынесем их за скобки. А благоустройство – именно так. Плюс, конечно, возможные гранты с федерального и краевого уровней – но это уж будет зависеть от того, как поработаем.

Давайте возьмем теперь Мингородок. Расчеты показывают, что в идеале для полной реконструкции надо порядка трех миллиардов. Понятно, что ни едино моментно, ни в обозримой перспективе выделить три миллиарда из муниципального бюджета в принципе невозможно.

Но! Мы выносим вопрос на бюджетную комиссию края и, надеюсь Заксобрание нас поддержит – мы надеемся, что будут выделены средства на очередной этап работ. Мы и в этом году дополнительные работы проведем и в Минном городке, и в Покровском парке. Мы поучаствуем в краевом конкурсе на завершение работ на Ахлестышева. Конечно, что касается Покровского парка, очень хотелось бы его в этом году довести до ума.

- Я правильно понимаю, что кроме непосредственно территории храма он остается муниципальным? А то много было вокруг него разных слухов – от передачи епархии до застройки элитными высотками…

- Однозначно и навсегда остается муниципальным. Без вариантов. Мы проведем благоустройство и на свои плечи возложим его содержание и поддержание порядка.

- Давайте вернемся к вашей команде – насколько она сформирована за прошедший месяц?

- Пока не полностью. Пришли люди из правительства края, о которых я говорил с самого начала. Плюс те дополнительные участники, которые сейчас уже влились или еще проходят согласование. Работать уже конечно стало проще. И к счастью (или к сожалению) – как некая данность – учитывая те требования, которые я здесь предъявляю, некоторые руководители подразделений подали заявления и я принял их отставку. Я хотел бы в глазах многих увидеть огонь; не всегда, однако, это получается… Я уже не раз об этом говорил: я человек достаточно мягкий, но руководитель жесткий. Поэтому методика работы абсолютно понятна. Есть задачи, есть контрольные сроки, есть спрос за исполнение; если качественного исполнения нет, то на первый раз замечание, на второй раз выговор, а третьего раза просто нет.

- Константин Владимирович, порой доводиться слушать такое суждение, что, дескать, всем Шестаков хорош, однако нет у него прямого опыта конкретного хозяйственного руководства. Хотя, не секрет, что есть у вас немалый опыт большой проектной работы: это и реализация сложных проектов в игорной зоне и ряд других примеров. А сами вы что об этом думаете?

- Я убежден, что того опыта, который я приобрел за 15 лет, работая в администрации, а затем в правительстве Приморского края, начиная с самой низшей должности и до позиции зампредседателя правительства, который курировал 11 направлений (включая и экономику в том числе) – убежден, что этого опыта достаточно. С другой стороны – могу ли я смело полагаться на свою команду? Безусловно! Не случайно я и с собой пригласил людей, у которых очень качественный опыт работы по своим направлениям; если и не безупречный, то очень профессиональный. Я всегда старался работать с людьми, которые полезны для дела – ничего не поменялось и здесь.

…Ну и вы же понимаете, что было бы неправильно говорить про себя: я большой молодец и супер-управленец. Кто работал с нами – тот знает о наших результатах. А лишний раз рассказывать об этом считаю неверным. И конечно, давайте не забывать старую истину: цыплят по осени считают. Поэтому говорить, что мы супермены и немедленно изменим жизнь к лучшему – зачем? Рассказывать можно, но лучше давайте сделаем.

Есть вещи, которые мы понимаем с первых минут. Прямо по пунктам. Выстроить коммуникацию с жителями города – поэтому мы начали с ЦУРа. Далее: вести диалог с предпринимателями, потому что это наиболее активная часть жителей.

Ну а дальше – давайте судить по конкретным делам.

Единственно, что надо понимать, особенно про текущий год – наша команда пришла на сформированный и утвержденный бюджет, расписанный по целевым параметрам. Более того: этот бюджет в большей степени уже законтрактован по конкретным мероприятиям и направлениям. Ну а поскольку мы широко заявили, что будем предсказуемыми, то нельзя сказать: знаете, ребята, а сейчас мы начнем менять все! Так нельзя. Поэтому некоторые вещи, которые я хотел бы реализовать прямо сейчас, я вынужден по ним притормозить. И понимаю, что я должен за ближайшие 2-3 месяца подготовить детальную проработку, объемы финансирования, эффективность, а уже на этом основание предложить версию бюджета на трехлетку, - ту версию, в правильности которой предстоит убедить и депутатов городской думы, и законодательного собрания, и правительство края.

- А вот если использовать такой образ: город как живой организм. Где-то у него есть голова, где-то сердце, даже очистные системы есть, если уж говорить о низком. Где бы вы обозначили ключевые органы?

- … Это, конечно, очень спорный и дискуссионный образ…

- … еще и субъективный, конечно…

- … Знаете, наверное, глава администрации и его команда должны быть возмутителями спокойствия; это голова. Я думаю, что если говорить в целом о городе, то жители – это сердце.

- Что касается возмутителей спокойствия, то на днях вам это уже удалось – когда запретили парковку в районе Пограничной. Сразу буря в соцсетях и телеграмканалах! Одни пишут: молодец Шестаков, давно пора! Другие рядом возмущаются: нынешняя власть вообще ничего не понимает!...

- Как говорится, у нас все отлично понимают, как лечить, как учить, как играть в футбол и как организовать дорожное движение…

- Если я вас спрошу: «Для кого город – для пешеходов или автомобилистов?», то ответ предсказуем: он для живых людей!

- Безусловно!

- И тем не менее. Москва, Тула или Череповец – всякий город, конечно, для живых людей. Но давайте не забывать про главную особенность Владивостока – первое место в России по количеству автомобилей на душу населения. И от этого никуда не денешься. Как это совместить?

- Послушайте, ну в той пропорции, которая сложилась прямо на текущий момент, есть явный дисбаланс. Сейчас город Владивосток – для автомобилистов.

И этот баланс мы должны слегка сместить в сторону, скажем так, честных взаимоотношений между теми, у кого автомобиля нет и кто пользуется общественным транспортом, велосипедом, гуляет по городу и тд., и между теми, у кого автомобиль есть, и кто вынужден постоянно использовать машину в том числе и по работе.

Здесь, безусловно, важен баланс.

Но на сегодня прямой перекос в пользу автомобилистов, а о пешеходной или велосипедной связанности говорить не приходится.

И если (даже исключительно в центре) ты двигаешься с коляской, однако не можешь пройти спокойно, а вынужден выбирать и лавировать, потому что знаешь: там высокий бордюр, а там нет пешеходного перехода, а только подземный или надземный… - ты все это должен в голове прокручивать и планировать. Очень хотелось бы, чтобы все это было разумно, продуманно и для людей.

Взять тот же надземный переход у Клевер-хауса. Ну это же безумие… Я попросил сделать экспертную оценку его состояния. Потому что его нужно или открыть или демонтировать. И если сносить, то нам нужно подобрать место, уже интуитивно и массово протоптанное жителями, поставить там мигающий светофор, осветить эту территорию. То есть надо дать жителям возможность двигаться так, как они хотят и привыкли.

Это лишь один из примеров. И таких по городу - масса. Взять тот же переход с пешеходной зоны улицы Фокина через Пограничную. Удобен ли он? Нет. Должен ли он быть организован как-то иначе? Скорее, да. А вот как это будет сделано – должны решать профессионалы. Это уже не вахта главы, который должен инициировать изменения, направленные на воплощение потребностей горожан.

Или, вот, мне задавали вопрос: зачем ты хочешь провести реконструкцию надземного пешеходного перехода на Некрасовской, в районе библиотеки имени Горького? Давайте так: что значит «я хочу»? Такой позиции нет! Есть позиция целесообразности, запроса жителей и решения экспертов-профессионалов. А они говорят: смотри, - там сначала идет 4 полосы, потом 2 полосы, а потом 3 полосы. Здесь надо изменить трассировку и сделать внятную разметку. (Отвлекаясь, скажу: руководитель одного из наших МУПов, который в том числе отвечал и за разметку, уже сложил полномочия. Потому что я считаю – не только, как и.о. главы, но и как житель, - что работа эта велась неудовлетворительно.)

Конечно, такие решения должны принимать эксперты, а не глава. Разве я дорожник? Да, я меня два высших образования, юридическое и экономическое, но мои компетенции лежать несколько в иной плоскости. Сейчас заместителем главы по этому направлению работает Николай Викторович Зайцев, у него большой опыт работы и в Росавтодоре, и на больших проектах, он практик с профильным образованием. И мне очень хотелось бы, чтоб он смог себя проявить на тех проектах, которые мы сейчас инициировали.

Хочу добавить, что мы очень внимательны к нашей основной магистрали: с помощью края мы заложили средства на реконструкцию моста в районе улицы Фирсова…

- Отлично помню, что его планировали реконструировать еще перед саммитом 2012 года…

- Да. Но проекта-то до сих пор нет. И сейчас мы закладываем деньги на проект по этому участку, на участок съезда с Днепровской на проспект 100-летия, на расширение дороги – как мы уже говорили – в районе библиотеки имени Горького и реконструкцию территории от кольца в районе Инструментального завода через кольцо 3-й Рабочей в сторону улицы Котельникова.

Понятно, что решение должно быть более комплексным, стратегическим. Но вот те вещи, которые прямо в моменте, и на которые есть запрос и у жителей и у экспертов, мы постараемся максимально продвинуть вперед.

- Здесь, наверное, и можно усмотреть попытку достижения баланса в соблюдении интересов и пешеходов и автомобилистов…

- А давайте вернемся все к тому же многострадальному переходу на Некрасовской. Ведь тротуар (хотя, какой там тротуар, его даже тропинкой назвать нельзя) от библиотеки вверх в сторону Гоголя – он же в чудовищном состоянии! Значит и он должен быть приведен в надлежащий порядок в рамках реконструкции.

А можно поговорить о новом микрорайоне «Зеленый бульвар», где вообще полторы дороги, включая полностью разбитую. Там ведь тоже должны быть комплексные, системные решения. И жители и эксперты предлагали, что должен быть выезд в район ТЭЦ-2. Да, это одно из тех решений, которые мы должны реализовать.

А взять район улицы Сочинской и Патрокла?

Но это всё – фрагменты, обрывки. Безусловно, должен быть создан общий план, стратегия, по которой предстоит двигаться в том числе и в дорожном строительстве, а не только в ремонте.

Поэтому что я убежден, что какой-то благодарности, или даже просто одобрения жителей за чистый город и дороги без ям – этого быть не должно. Это твоя работа, мой друг. Это по умолчанию.

- Знаете, у горожан ведь хорошая память. И все знают, что проспект Красоты, как и спуск на Шефнера, построил Черепков. А выезд со Снеговой на объездную также, как и дорогу, связавшую район тысячекоечной больницы с Зарей, построил Пушкарев.

- Конечно. И эти решения характеризуют всякого конкретного главу. На конкретных примерах мы ведь и запоминаемся – в хорошую ли, в плохую сторону…

- Есть еще вопрос, который нельзя не задать, хотя он уже сто раз проговорен и обмусолен. И тем не менее острый конфликтный потенциал сохраняется. Речь, конечно, о точечной застройке. Причем вопрос этот очень сложный и многослойный, и я далек от мысли, что инвестор-застройщик – всегда негодяй. Но и конфликты зачастую оказываются неминуемы…

- Давайте определим сразу, за что выступаем мы, как команда. Первое. Это конечно комплексная застройка, и Владивосток должен развиваться на север, в сторону Артема. Это наша работа совместно с властью субъекта, потому что только вместе мы можем взаимодействовать с Министерством обороны, которое является у нас главным землевладельцем.

Второе: реновация. Убежден, что это путь, по которому должен идти Владивосток. На мой взгляд, несколько очень верных решений было принято командой наших предшественников – по Острякова, Комсомольской… Или взять территорию на Дальпрессе. Вокруг развивается город, а здесь жизнь как будто замерла. Конечно, для конкретных людей, которые там живут, - не замерла! Но город сильно меняется и будет меняться. И мы, я убежден, просто должны – конечно, соблюдая интересы тех, кто сейчас там владеет имуществом – идти дальше.

И таких территорий много: это и проспект Красоты, и Голубиная падь – их реально много. Но нам нужно двигаться в этом ключе.

Третье. Новые земельные участки под точечную застройку в городе. Мы сейчас рассмотрим вариант, по которому такие решения – если мы не говорим о реновации – реализовываться не должны. Центр города, возможно, должен быть реновирован, используя уже существующие объекты, но застраиваться… Ну, куда?.. За счет чего? За счет общественных пространств? Это точно не наш путь. Поэтому мы стараемся сформировать нашу политику таким образом, чтобы в центре такое строительство не велось. По одной причине: счастье это никому не приносит.

Но бывает и другая ситуация, когда есть инвесторы, которые выполнили все, предусмотренные законом требования, которые неоднократно проходили проверку прокуратуры и наших ведомств, которые курируют это направление, у них есть проект, прошедший экспертизу. Единственное, что еще должно быть соблюдено – квалифицированное большинство по итогам общественных слушаний. При этом мы же понимаем: невозможно удовлетворить всех!...

Несколько таких инвесторов к нам уже приходили. Картина простая: выполнен весь нормативно предусмотренный путь, всё есть. Некоторые даже поступают так: предоставляют заверенное у нотариуса гарантийное письмо, перечисляющее те улучшения, которые они берут на себя, по отношению к расположенным рядом домам: детские и спортивные площади, коммуникации и т.д. Достаточно неожиданная история; может быть, вполне хватило бы и честного слова предпринимателя… Но если уже и на это готовы идти…

Понятно, что всегда будут те, кто выступит против. Но здесь давайте возвращаться к тому самому балансу, о котором мы уже говорили, и который непременно должен существовать. Ведь никогда изменения не будут одобрены поголовно всеми.

- …Классическая история – Эйфелева башня в Париже. Великий Мопассан в кафе всегда садился к ней спиной – так она его раздражала. И таких примеров немало…

- Конечно! Но давайте вернемся к тому, за что мы. Вот пример. Есть люди, которые владеют участком в районе кольца 3-й Рабочей. Там есть маленький скверик, а далее затяжная стоянка вдоль дороги за металлическим забором. Вообще-то вся эта территория – сквер, на минутку! И брали эту территорию именно, как сквер. Стоп, так а где сквер? Нету. Я им говорю: так не будет! Или сквер, или мы идем в суд.

- Этот разговор уже состоялся?

- Состоялся, но пока, к сожалению, заочно. Они сослались на ковид. Я думаю, ничего страшного; вылечатся – непременно пересечемся.

Но подход – именно такой. Мы бы хотели, чтоб на таких территориях (а пример не единичный) были бы восстановлены скверы, парки. И никакого прохиндейства! Если у кого-то появится мысль, дескать я сейчас всех пересижу-переживу – так точно не будет!

- Тем более, что рядом есть прекрасный пример в виде восстанавливаемого Нагорного парка. Но вот какой казус. Я разговаривал с инициатором этого восстановления, известным предпринимателем Дмитрием Алексеевым, и он мне рассказывал, что для того, чтоб этот парк был передан под благоустройство, потребовалось чуть ли не специальное решение правительства Российской Федерации. Это не шутка и не преувеличение. И вот этот ужас белки, бегающей по кругу… У людей же могут и руки опуститься…

- Мне кажется, это вопрос мотивированной команды. Мы хотим позитивных изменений. Мы хотим, чтобы у нас в городе появились нормальные территории с адекватной эксплуатацией. Это, кстати, отдельный вопрос. Мы сейчас буквально судорожно пытаемся, что называется, разрулить вопросы, которые, казалось бы, давно назрели, но итогового решения при этом так и не состоялось. Например -–эксплуатация парков: уборка, порезка деревьев и т.д. До текущего момента системного решения здесь вообще не было, а нам бы хотелось, чтобы эти территории развивались и поддерживались на системной основе.

Та же история, к слову с «умными» остановками. Нам бы хотелось, чтоб у каждой из них появился адекватный хозяин. Сейчас рассматриваем различные варианты. Если законодательство нам позволит (попросил коллег проработать этот вопрос), мы могли бы привлечь владивостокские кофейни на конкурсной основе реализовать свои проекты в теплых частях этих остановок, заняв буквально 2-3 квадратных метра. Тогда никто там не будет спать или заниматься чем-то непотребным…

- Константин Владимирович, вы вскользь упомянули Министерство обороны. Знаете, мне доводилось общаться и с вашими предшественниками, и с серьезными девелоперами. Все мы понимаем, что городу некуда расти, кроме, как на север, но там сплошное военное лесничество…

- А я вам скажу: у нас нормальные отношения сейчас. Запрос, который сформулирован от Минобороны к нам, звучит так: «Ребята, нельзя прийти и сказать – отдайте. Сформулируйте конкретные предложения, системные подход, и мы готовы здесь двигаться». И у моего заместителя Алексея Ляйфера это сейчас одна из ключевых и конкретных задач; он прежде был министром земельных и имущественных отношений в правительстве края и сюда пришел как раз под эти задачи. Это вопросы стратегии, а стратегию можно сформировать имея в виду в том числе и те территории, что сейчас находятся в ведении Минобороны.

Автор фото Дмитрий Раймон, г. Владивосток, и.о. главы администрации города Шестаков Константин Владимирович

- Хорошо! Но кроме севера есть еще и юг. Из вашего окна прекрасно виден Русский остров. Насколько я помню, к 2012 году, накануне саммита Минобороны передало гражданским властям Саперный полуостров - меньшую часть, а всю остальную, большую часть острова оставило за собой. Известна история, что после строительства моста прекратилось дотирование паромных перевозок с Подножья в центр, а следом и сами перевозки. Тогдашний глава Игорь Пушкарев говорил: сейчас мы вам заасфальтируем дорогу, и будете быстро и комфортно в город ездить. Спустя пару лет тот же Пушкарев мне рассказывал: если я положу хоть сантиметр асфальта, придет прокурор и спросит, по какому праву я вкладываю муниципальные деньги в военную землю? В результате люди уже десять лет глотают пыль по разбитой грунтовке…

- Да, это правда. И это – задача. И я вам прямо скажу – это один из проектов, который мы будем реализовывать. Это вообще абсолютно проектная деятельность: дороги на острове русский. И наша команда этот проект обязательно поведет.

Безусловно, - надо, чтоб все это понимали – прямо завтра дорога не появится. По вполне объективным причинам: сейчас это действительно собственность Минобороны. После того, как она будет передана нам или в субъект…

- … а будет?

- …мы приложим к этому максимум усилий, обещаю. Затем последуют изыскания, проектирование, экспертиза, бюджетирование и строительство.

…Знаете у меня сейчас масса запросов в соцсетях; я пытаюсь отвечать, объяснять. Но понятно, что все хотят видеть моментальное решение. И я бы с удовольствием перераспределил бюджет 22-го года на эти вопросы, но, убежден, это должны быть понятные и системные шаги.

- А вы прямо сами ведете соцсети?

- По-разному. Когда я сам отвечаю, то, надеюсь, это видно. Когда отвечает кто-то из помощников, то и они соответствующим образом представляются. Справиться со всем потоком вопросов я просто не могу себе позволить, потому что в таком случае придется заниматься только этим. Но когда успеваю – по вечерам, на выходных…

- Для вечеров и выходных вообще-то еще семья существует…

- Ох… это отдельная история…

- А то жена скажет: иди, женись на своем городе…

- …(смеется) Ну, надеюсь мы это историю переживем… Вообще она у меня очень понимающий человек. Мы одногодки и знаем друг друга со школы. У нас один вектор и смотрим мы, как правило, в одном направлении. И она понимает, что сейчас передо мной стоят большие и сложные задачи, и некоторые вещи нужно немножко отпустить, и дать мне возможность поработать.

- Вы нарисовали прекрасную картину реализации концессионых соглашений с ясным пониманием источников финансирования. Но недавно я читал пресс-релиз мэрии (и догадываюсь, что там, в моменте, было много слов, которые нельзя включать в пресс-релиз) о вашей поездке на Шамору. А почему к Шаморе не подключить концесионный механизм? Там ведь такой бардак…

- Все в аренде и в аренде длительной – такова данность. Там возможен только диалог.

- Я, конечно, дилетант, но мне кажется, что если стоять на Шаморе лицом к Артему, то там, все, что понастроено, или собираются построить, надо выносить на левую сторону дороги, чтобы справа были только условные (как в Таиланде) разносчики еды и сервисы типа проката гидромотоциклов…

- Давайте разберемся с тактикой и стратегией по этой территории. Что мы можем и к чему мы стремимся? Я сейчас дал поручение приобрести навесное оборудование, которое мы можем использовать на нашей технике, чтоб привести пляжную зону в порядок. Такое оборудование в России производится. Я дал это поручение во время выезда, к сожалению прежде такие поручения не давались. Мы попытались найти такую технику здесь, в крае – не удалось. Будем смотреть на российском рынке. Конечно хотелось бы прямо здесь и сейчас зайти, прогрейдировать и просеять, чтобы организовать единую чистую поверхность пляжа, которую можно было бы использовать хотя бы до первого шторма. А потом пройтись еще раз…

Поэтому первое: чистота и порядок на самой пляжной линии. Второе: мост – он в очень печальном состоянии. Поручил сделать экспертизу, подготовить проект реконструкции или замены, но это, конечно, не текущий год.

По кафе. Почему сейчас появляется масса фотографий, на которых все, скажем так, уныло? Потому что предприниматели, которые на тех или основаниях (аренда, субаренда) владеют участками, - они сносят свои объекты на втором пляже. На третьем уже фактически снесли.

- А почему сносят?

- Это наша общая позиция, мы договорились, что они не должны стоять со стороны песка. Всё – за дорогу. С этой сторону может быть деревянный променад, возможно выставить какие-то столики – что-то легкое, не более того. Я встречался с коллегами из ООО «Лотос» - у них все почти идеально, это первый пляж, где кафе «Круиз». Практически в таком же состоянии будет скоро третий пляж, где ООО «Мыс Крутой». Они сейчас проектируют строительство невысокой гостиницы под одним из серьезных брендов. Сейчас этот процесс чуть приторможен, потому что идет обсуждении по очистным. Видимо, придется ставить локальные очистные системы (ЛОСы) и инвесторы на это готовы. У нас там нормальный конструктивный диалог. Есть еще один серьезный арендатор на третьем пляже – тоже комплексно подходит к вопросу. И когда я ставил задачи, исходил из того, что нам важно сохранить дух партнерства между муниципалитетом и арендаторами.

Как бы то ни было, в ближайшие выходные поеду туда еще раз. А потом еще и еще.

Если б мы чуть-чуть раньше к этому приступили, было бы счастье. Но – как есть…

- Еще один элемент комфортной среды – туалеты. Сейчас, конечно, пандемия, но еще пару лет мы с гордостью писали о том, что Владивосток фактически попал в ротацию круизных судах типа «Принцесса». Представим себе: приезжают сюда одним бортом несколько тысяч туристов…

- До пяти.

- Тем более. Большая часть из них – люди пожилые, им по понятным причинам надо, чтоб туалет был где-то под рукой. Начали они путешествовать по городу. И?...

- И… мы приняли решение о том, что мы сформулируем предложение для бизнеса под размещение по городу нормальных современных модульных туалетов, которые расположены во многих городах мира. Сейчас мы в начале этого пути и пока главный вопрос – формирование участков под их размещение. Это должны быть специфические участки, чтоб сразу можно было врезаться в системы водоснабжения и канализации.

Знаете, когда я работал вице-губернатором, отвечающим, в том числе и за сферу туризма, мы несколько выходили к городским властям с этим вопросом. Не сложилось. Ну, что ж, давайте теперь сами будем его решать.

- Признаться, для меня две болевых точки, которые совершенно не парадные, но без которых современный город представить невозможно. Первое – это упомянутые туалеты, вторая – еще более грустная – это кладбища. Мне приходится периодически бывать на том же Морском кладбище и скажу: то, что там творится – это ужас…

- С кладбищами очень непростой момент. Коррупционных и криминальных вопросов вокруг этой темы было очень много. После всех мероприятий, проведенных, в том числе, и контролирующими органами стало окончательно ясно, что самостоятельно МУП не имеет права вести работу по уборке территории. Нужно формировать отдельный бюджет и привлекать через конкурсную процедуру стороннюю организацию. Вот это возникшая оргпауза – это, конечно, беда. Знаю об этой проблеме, будем решать ее системно.

- К концу разговора хотелось бы о чем-то хорошем: что мы увидим уже в этом году?

- Мы постараемся в этом году изыскать и вложить дополнительные средства в реконструкцию Минного городка. У нас уже есть ряд проектов по различным участкам этого парка – по так называемому «Западному лесу» (это ближе к площади Баляева), по велотреку – и у нас есть средства, чтобы это организовать самостоятельно. Это будет сделано в первую очередь. И в середине парка, если вы себе представляется, возле верхнего озера – там есть большая площадь, которая должна стать плоскостью для предпринимателей. Причем взять, к примеру, место, где скоро появится велотрек – эта территория никогда не была вовлечена в оборот, а теперь появится современная зона. Ну и плоскость – туда мы привлечем предпринимателей, которые должны помочь сформировать якорный поток. Мы очень плотно работаем с проектировщиками, подрядчиками и очень надеемся, что уже к зиме откроем парк Минного городка для жителей города. Да, именно к зиме. С одной стороны – раньше просто не успеем; с другой – нам бы хотелось, чтобы эта территория была круглогодичной точкой притяжения. Здесь будет хорошо организована безопасность – благодаря установке постоянного пункта полиции, освещению и камерам с функцией распознавания лиц. Мы хотим соблюсти все требования, которые сегодня предъявляются к современным общественным зонам.

Ну и, конечно, наш Покровский парк. Мы очень рассчитываем, что здесь нам поможет краевой бюджет в сумме 120 миллионов рублей, что сумеем защитить этот проект перед депутатами Законодательного собрания. Причем это не единственное направление. Рассчитываем также, что край нам поможет в ремонте теплосетей, в реализации программы по системной уборке и очистке города и в завершении тех строек, которые задуманы, но не забюджетированы в полном объеме. Например: ведем мы строительство детского сада, а стоимость материалов, в первую очередь металла выросла процентов на 30. Поэтому – огромная благодарность правительству края и депутатам ЗС за, что поддерживают нас в этих вопросах.

Еще важное из программы этого года – Татарка, второреченский пляж. Надеюсь, что мы, как минимум, сможем заложить там хорошую основу. Причем, как только мы решили туда заходить, сразу же пришли предприниматели, которые взяли в аренду близ расположенный заболоченный участок – они хотят создать там теннисный клуб. Хорошая история! Но они говорят: мы к этому готовы, но только, если будем двигаться параллельно.

Очень хочется, чтобы эта территория обрела вторую жизнь. Там ведь рядом огромный жилой район. Я и сам на Енисейской жил с 5 по 9 класс, там и купались вечно, недалеко от рыбокомбината…

И таких объектов у нас только в этом году – достаточно, поверьте.

… Знаете, когда я сейчас регулярно объезжаю город, уже не как житель и потребитель, а как человек, ответственный за порядок и чистоту, то я понимаю, что нами упущен достаточно серьезный срок – в годах… Даже без привязки к конкретным районам. У нас есть улицы, к которым по хозяйски не подходили и не прикасались уже очень и очень давно. А запрос на это огромен, и он сформирован много лет назад и только усиливается.

Значит: нужно сформировать цели, разбить их по приоритетности и по этапам и контролировать исполнение.

 

 

Смотреть ещё